Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Орлов

Игорь
Михайлович

1935 г.р.


Интерьер с деревом

1982


холст, масло, 140x155 см
Поступление:

1989, от Министерства культуры СССР

На обороте: Орлов ИМ «Интерьер с деревом» х/м 1982 г

 

художник

Свое понимание целостности мира Игорь Орлов пытался отразить в творчестве уже с конца с 1960-х в цикле, который называл «интерьер-пейзаж» и интерпей. Это цикл работ, где пейзаж органично переходит интерьер, а интерьер – в пейзаж». В начале 1980-х годов тема красоты и хрупкости мира наиболее сильно захватила художника. Орлов продолжал изображать «…любимые им пейзажные мотивы и интерьеры. Обычно это был какой-то спокойный мирный пейзаж… А справа или слева на него движутся стихийные бедствия - темные грозовые облака, ливни…». В картине «Пейзаж с деревом» нет такого обостренного предчувствия губительной катастрофы.

Пейзаж в своей основе реалистичен и в то же время обобщен. Он сродни пейзажам Н. Крымова - эти высокие могучие деревья с раскидистой пышной кроной являют нам образ возвышенный, наполненный покоем и счастьем. Внесенные в пейзаж стол со стулом рождают тот самый интерьено-пейзажный жанр, т.е. интерьер, открытый в пространство, мотив которого заимствован художником из иконописи. Живописный язык Орлова свободен и естественен как дыхание… Небольшой фрагмент выступает частицей мироздания, органично вливаясь и становясь его частью. Именно об этом картина художника - о красоте момента сущего мира, единстве конкретного и всеобщего… И все же за покоем разлитым в природе – усматривается драматизм, и некоторая настороженность, выражающиеся в столкновении света и тени, контрастов цвета. Не слышны ли здесь отголоски того, что художник, любуясь прекрасным пейзажем, все же страшится разрушительных сил? Ответ на этот вопрос для самого художника очевиден: «…ощущение надвигающейся катастрофы постоянно мучает меня.. Но я оптимист… Вот и качаются весы от радости к печали…».

произведение

Ощущение красоты и гармонии мира, которое не оставляет живописца Игоря Орлова никогда, стало одним из самых ранних воспоминаний детства. Желание рисовать и стать художником пришло к Игорю Орлову в 1941 году. Во время войны семья Орловых, покинув Москву, оказалась в эвакуации в закамской деревушке Контузлы, близ Елабуги, где «…физическое ощущение восторга перед красотой природы напоминает ощущение от полета на высоких качелях: что-то замирает внутри и по спине бегут мурашки» пишет в своих записках уже зрелый художник и констатирует «что это детское впечатление определило смысл всего моего творчества». Однажды, когда Игорь уже представлял себя художником, цыганка предложила его маме погадать, но получив в этом отказ, переключилась на мальчика, сказав, что тот будет председателем колхоза. На что последний закричал: «Не буду, не буду председателем!» И стал подлинным художником-живописцем, окончившим художественную школу и Московский художественный институт им. В.И. Сурикова. Во время учебы Орлов увлекался французским искусством рубежа XIX-XX вв., позже – даже сюрреализмом. Но со временем им завладело стремление к передачи красотыгармонии и целостности мира, единения вселенной и всего, что есть на земле. В его пейзажах земля и небо, деревья и различные строения превратились в единую живописную плоть, а произведения обрели идею единства микро- и макрокосмоса«Когда я задумываюсь, чем же я занят всю жизнь, каковы основные мотивы моего творчества, я отвечаю себе: вероятно, это мечта о красоте окружающего мира и постоянная боязнь, что этот мир исчезнет, погибнет….»

Каждый день, как духовный завет, Игорь Орлов произносит молитву: «Господи, сохрани этот чудесный мир, не дай ему погибнуть, Господи, дай мне силы славить этот мир, славить и этот день, и … его красоту, гармонию и неповторимость! Передать красоту этого мира

детали

Летний удивительно душевный тёплый вечер. На первом плане стена дома на два светящихся желтым светом ока-окна, со стоящими на подоконниках комнатными цветами в горшках. Перед стеной фрагмент интерьера комнаты со столом, накрытым клеенкой - на нем ваза с полевыми васильками и кружка, напоминающая о недавнем присутствии человека. Подле стола - два венских стула… А по правую сторону дома огромное с пушистой зеленой кроной дерево. Вдали под горой на пригорке расстилается утопающий в зелени деревенский пейзаж такой уютный в своем покое и разбившейся вокруг тишине. Заходящее солнце окрашивает землю и дома в красно-коричневый цвет, небо в золотистый, а огромное пушистое облако, вдруг зависшее над деревней и словно остановившееся понаблюдать за происходящим, превращает в нечто бело-розово-одушевлённое …

 Лариса Смирных, искусствовед

в других музеях