Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Чернецов

Никанор
Григорьевич

1804-1879


Дворец дожей

1846


холст, масло, 45.5x37.5 см
Поступление:

1951, из Нижнетагильского краеведческого музея

художник

Талант Никанора Чернецова был замечен рано. Вслед за старшим братом Григорием одаренный молодой человек из провинциального города Луха Костромской губернии приехал поступать в Академию Художеств в 1823. Его покровителем стало Общество поощрения художников, которым он был определен «посторонним» учеником под руководство М.Н. Воробьева. Покровители тут же поручают создать первый заказ. Казалось, судьба, суровая в начале пути к старшему брату Григорию, наоборот благоволит младшему Никанору. И вот уже о живописце складывается вполне определенное мнение – чуткий колорист и умелый мастер перспективы, но «к сожалению, он пристрастен больше к пейзажам…» - вздыхали ценители. Жанр пейзажа не считался высоким жанром, мастерство пейзажистов ценилось намного ниже. Несмотря на такое отношение братья Чернецовы задумали доселе невиданное – воспеть русский пейзаж, привить к нему любовь и уважение, раскрыть красоту русской природы. Братья очень хорошо усвоили лучшие черты искусства их учителя Воробьева – поэтичность и абсолютная документальность. В своем назначении художников они видели прежде всего патриотичность и точное изображение того, что видели. Среди многих пленэрных поездок главной заслугой братьев стало создание грандиозной панорамы великой русской реки Волги, которую они проплыли на плоту, зарисовав оба берега, все семь губерний и создав панораму в тысяча девятьсот восемьдесят один лист, общей длиной более трехсот тридцати саженей (более 700 метров). Совершали братья Чернецовы и заграничные путешествия, первое в   1840 году, посетив   Европу, в том числе и Италию, и Палестину. По возвращению из творческого турне они испытывают серьезные материальные трудности, условия жизни и работы складывались неблагоприятно, и им приходится снова уехать за границу.

произведение

Во второе заграничное путешествие Никанор Чернецов пишет венецианский малой площади (по-итальянски - пьцетты) легендарного города, носящей имя Святого евангелиста Марка. Известен, хранящийся в Государственном Русском музее этюд к этому произведению, написанный маслом по бумаге, наклеенной на картон. Петербургский вариант в полтора раза меньше по размерам, и несет на себе печать непосредственного присутствия на этом месте, легкая светлая живопись представляет площадь Сан Марко в лучезарный солнечный день. В то время как нижнетагильский вариант – это законченное произведение, с лиричным настроением и поэтическим образом жемчужины северной Италии – легендарной Венеции. На обоих работах идентичная авторская подпись «Въ Венецiи съ натуры 1846 года Н. Чернецовъ». И тем не менее несомненно, что произведение в ГРМ – это подготовительный этап той камерной и тонкой работы, которая хранится в Нижнем Тагиле. По композиции картина решена в излюбленном для Никанора Чернецова варианте – вид через арку. Этот прием часто встречается в работах художника – среди ранних работ – в том числе и в видах Рима, особенно Колизея. 

детали

Педельно достоверно написан вид фрагмент Площади Сан-Марко – точнее, Пьяцетты Сан-Марко, выходящей к Гранд-Каналу. Вид представлен из крайней арки Сансовиновой библиотеки на Дворец дожей и набережную канала через колонны св. Марка и почитаемого в Венеции св. Теодора, которая изображена фрагментарно. Бронзовый крылатый лев, венчающий колонну, служит символом Святого Марка, покровителя Венеции. Обе колонны красного мрамора были привезены в Венецию с востока в начале XII века. Один из главных архитектурных ансамблей города великий памятник итальянской готики Дворец дожей, установленный в XIV-начале XV века, показан с угла.  Суховатый рисунок холодного и строгий вид Дворца дожей и простор пьяцетты Сан Марко оживлен удивительно живописным, жемчужно-золотистым небом. Небо живет на картине своей собственной жизнью. Художник пишет состояние дня красками, используя тонкую палитру цвета, работает в технике прозрачного лессировочного письма, накладывая в несколько слоев просвечивающие друг через друга краски – так и создается богатая красочная гамма. Контраст некоей сухости и поэтическое впечатление создает сложный эклектичный образ Венеции.

Александра Шемякина, искусствовед 

в других музеях