Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Волович

Виталий
Михайлович

1928 г.р.


Иллюстрации к трагедии В.Шекспира «Ричард III»

1967


бумага, офорт 54,6х41,0;x37,9х28,2 см
Поступление:

1973, из Свердловского областного Управления культуры

художник

Действительный член Академии художеств РФ, заслуженный художник России, Почётный гражданин Екатеринбурга Виталий Волович был, есть и остается в глазах тех, кто его знает Вечным Рыцарем![1] Родился художник в дальневосточном городе Спасске. Ему было четыре года, когда семья переехала на Урал, в Свердловск. «После 7-го класса я совершенно уверенно пошел в художественное училище…»[2], - рассказывает про себя В.Волович. Воспитанный в творческой писательской среде, В.Волович с детства был приобщен к искусству, поэтому выбор профессии был очевиден: «Я вырос в семье, где мать и отчим были писателями. До войны у нас была роскошная библиотека. В семье царил культ книги. Книга была эквивалентом жизни. Удивительно ли, что книга стала моей судьбой, и мне как бы на роду было написано быть иллюстратором, соединив в книге свою любовь к литературе и изобразительному искусству. Возможно, это и было моим призванием»[3]. Окончив в 1948 году Свердловское художественное училище, Виталий Волович, влюбленный в графику и литературу, специализируется на искусстве книги и в 1960-1980-х годах иллюстрирует классику мировой литературы. Особое место в его творчестве занимает тема Средневековья. У отчима В.Воловича была богатая библиотека с изданиями Брокгауза и Эфрона[4] с иллюстрациями Доре, где были истории крестовых походов и произведения В.Шекспира.  Для Воловича литература  была естественной средой, в которой он воспитывался и развивал свой вкус. Художник вспоминает: «В 5-м классе я даже не говорил  «честное слово», я говорил «клянусь честью». А «драки» у нас были заменены «поединками»[5]. По словам самого художника, он «помешан на Средневековье». На протяжении всей жизни В.Воловича волнует и вдохновляет эта тема в творчестве. В целом, у В.Воловича более 150 офортов и гравюр, связанных со Средневековьем.



[1] НАЙДИ КАРТИНУ ГЕННАДИЯ МОСИНА «ПОРТРЕТ ВИТАЛИЯ ВОЛОВИЧА»!

[2] Волович В.М. «Мастерская. Записки художника». – М.: Кучково поле, 2008. – 528 с.

[3] Волович В.М. «Мастерская. Записки художника». – М.: Кучково поле, 2008. – 528 с.

[4] Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона — русская универсальная энциклопедия.

[5] Волович В.М. «Мастерская. Записки художника». – М.: Кучково поле, 2008. – 528 с.

произведение

В 1966 году художник работает над иллюстрациями к трагедиям Шекспира «Отелло» и «Ричард III». Предложение издательства тогда стало для художника настоящим подарком, ведь у Воловича появилась уникальная возможность работать с излюбленной темой[1]. Из 14 иллюстраций, созданных к «Ричарду III», восемь хранятся в коллекции музея.

Волович - блестящий знаток материальной культуры прошлого – техники, архитектуры, костюмов!  Он словно погружает зрителя в атмосферу изображаемой эпохи. Трагедия Шекспира «Ричард III» стала для художника символом человеческих страстей и страданий. Но рождались гравюры не только из самого литературного текста. Однажды, еще в 1950-х годах Волович увидел экранизицрованную версию исторической драмы британского режиссёра Лоуренса Оливье. Она произвела на В.Воловича колоссальное впечатление впечатление  и он пережив и передумав многое, писал впоследствии: «Я полностью принимаю, более того, восхищаюсь фильмом Лоуренса Оливье «Ричард III», в котором сохранены все приметы эпохи, все детали быта». Не меньшее воздействие имел и театр. Для Виталия Воловича - театр - это "величайшая условность и вместе с тем квинтэссенция жизни" Впрочем, как иначе - без влияния театра можно было создавать иллюстрации к драме Шекспира, созданной именно для постановки?  Все это привело художника к мысли - создать театр на листе

Художник вспоминает, как раньше, прежде чем  начать работать над оформлением книг,  связанных с определенным историческим периодом, уезжал в Москву, в театральную библиотеку. Там он тщательно изучал эпоху, в которой происходило действие, одежду, утварь, оружие тех времен, читал историческую литературу, театральную критику, знакомился с многочисленными идеями, концепциями, интерпретациями. Когда у него накапливалось огромное количество материала,  он «барахтался в его необозримом разнообразии». Позже он изменил тактику: «Вначале я старался ничего не смотреть и ничего не читать, кроме текста самого произведения.  Но текст я читал и перечитывал до тех пор, пока у меня не возникало свое ощущение, свое понимание, свое представление о нем…". Только после такого знакомства с текстом начиналось изучение истории эпохи.

Книга вышла в 1967 году и вскоре «...после выхода в свет «Ричарда III» с офортами Воловича в его мастерскую постучал почтальон и вручил конверт с несколькими сургучными печатями и английскими марками. В письме была лаконичная фраза: «Сир, я Вам обязан. Вильям Шекспир». На каком языке изъяснился великий драматург? Очевидно, на том, каким лучше всего владели приятели художника».

Иллюстрации к «Ричарду III» также хранятся в Екатеринбургском музее изобразительных искусств и Ирбитском Государственном музее изобразительных искусств. 
 

детали

«В гравюрах к  «Ричарду III»  условная площадка, на которой происходит действие, пуста, герои ни с чем не соотнесены, не связаны с миром» - писала искусствовед О. Воронова.  Только позы, жесты и немногочисленные атрибуты через которые и можно понять сюжет. Главный персонаж - всегда в центре: в шмуцтитуле герцог Глостер сам возлагает на себя королевский венец  - так художник раскрывает подлинную сущность будущего короля Англии - Ричард  добыл себе власть собственными руками, путем интриг и убийств, он уготовил смерть любому, кто посмеет воспрепятствовать ему на пути к короне. Тиран и кровожадный правитель, который прославился своей жестокостью, вцепился в корону - символ власти. Тема власти и того, как люди ее завоевывают, важна для автора и  на протяжении всего творческого  пути, он исследовал тему в  своих гравюрах. "Иллюстрируя книги, я мог сказать о том, что казалось мне самым существенным. Что меня мучило и угнетало. И что я, так или иначе, пытался выразить в иллюстрациях  к «Ричарду III», «Сагам», «Шотландской балладе». Я гордился, что смело и мужественно говорю Власти о ней самой… Внутренним побуждением для многих, и для меня в том числе, была некая общая идея сопротивления насилию, в силу цензурных обстоятельств обращенная к прошлому, истории... Классическая художественная литература была в этом смысле незаменимым поводом для всякого рода аналогий с современностью... Естественно, что в этой атмосфере пафос, скажем «Ричарда III», был в протесте против тоталитаризма и обесчеловечивания властью».

Екатерина Шефер, филолог

Елена Ильина, искусствовед

 

в других музеях