Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Неменский

Борис
Михайлович

1922 г.р.


Вязьма будет жить

1943


бумага, уголь, итальянский карандаш, 37.1 x43.6 см
Поступление:

1975, от Министерства культуры РСФСР

 

Внизу: БН Вязьма - 43 Вязьма будет жить

 

художник

Произведения Бориса Михайловича Неменского висят в Третьяковской галерее и во многих музеях мира, его оригинальные педагогические теории в 1980-е годы взорвали устои детского художественного образования, он - известный живописец и выдающийся педагог,  удостоен самых высоких наград страны - народный художник, действительный член Российской академии художеств и Российской академии образования, лауреат двух Государственных премий СССР и РФ, премии Президента РФ.  Неменский – удивительный человек! В 1940 году Неменский  поступил в Училище им. 1905 года. Когда началась война, он был непризывного возраста и пошел работать на трудовом фронте, копал окопы под Смоленском, а потом эвакуировался в Саратов, где закончил  художественное училище, и сразу в 19 лет был призван в армию и направлен в Студию военных художников имени М.Б. Грекова. Неменский был в самой гуще боев - в Панфиловской дивизии, во время сражений за Великие Луки и боев на Смоленском направлении, на Украинский, Белорусский, Ленинградский фронты,  принимал участие в боях на реке Одер и в штурме Берлина[i]… Награжден медалями «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией». Уже в 1951 году он закончил институт.  С 1957 года Неменский преподает, с 1966 г. он - профессор художественного факультета ВГИКе.

 

 

произведение

Жанр фронтовых зарисовок, родившийся в годы войны, считается уникальным явлением в искусстве. Беглые, часто незавершенные наброски, созданные непосредственно на фронтах войны и не предназначавшиеся для выставочного экспонирования, тем не менее, обладают музейной ценностью, заключающуюся в том, что в них, по высказыванию писателя Леонида Леонова «…правда, страстная искра непосредственного участника и наблюдателя…»  Две из многочисленных зарисовок Неменского, сделанных во время войны, рассказывают о двух эпизодах, двух фронтовых дорогахНатурные зарисовки… Их значение трудно переоценить сегодня. Это зримая летопись, горький опыт войны, о котором рассказывает двадцатилетний художник -  военную технику, разрушенные войной жилища, лежащие в руинах города.  Он честно зарисовывал все, что видел и солдаты, бежавшие мимо в атаку, порой кричали – «Рисуй! Все зарисовывай!»  Художник студии им. М. Грекова[ii] Неменский прошел много фронтовых дорог – от Вязьмы до Берлина. Зарисовка Б. Неменского, как и вообще все фронтовые зарисовки, обладает больше выразительностью, чем законченностью. Но эти быстрые экспромты  стали носителями того высокого эмоционального накала, который владел людьми в годы войны. Они – и своеобразный документ времени, и свидетельство очевидца. Скупой и суровый рассказ мастерского в своей простоте изображения выдают руку опытного рисовальщика.

Вяземская операция была одной из самых страшных военных катастроф, когда в октябре 1941 года в Вяземский котел попало около 700 тысяч советских солдат и офицеров, большинство из которых погибли. Освобождена Вязьма была 12  марта 1943 года. За 17 месяцев оккупации старинный город XIII века был превращен в груду развалин.

 

[i] У него огромное количество графических и живописных зарисовок, которые он делал… во время боя. С блокнотом, и даже с красками.Из студии военных художников его направляют в действующую армию. И в штабе он спросил: «А как мне идти?», ему говорят: «Иди по проводу».И вот декабрь  31 декабря. У него вся военная выкладка, плюс еще краски, этюдник, картоны, блокноты. Он идет,  провод понятно – телефонный. А потом он под снег уходит и Неменский не знает, куда….А ему 19 лет. И его арестовывают,  ведут. Чего с ним разговаривать? Новогодняя ночь, да к стенке его поставить. Фронтовая полоса. Все пошли праздновать. Он просидел всю ночь, а утром все-таки объяснил, кто он такой. И его доставили в штаб. Из рассказа Неменского: «Берлин. Идет обстрел. Бои за улицы. В укромном уголке улицы стоит кресло, в котором сидит Неменский и рисует. А пробегающие солдаты ему кричат: «Давай, давай! Все нарисуй, все, как есть, как горит Берлин!». А бой движется вперед, кто-то к нему подбегает, выхватывает из-под него кресло и тащит вперед. К художникам относились в высшей степени уважительно. Но бой идет. И, если он в данный момент не стреляет, а рисует, опасности для жизни у него совершенно не меньше, как у фотокорреспондента, как у журналиста. Поэтому эти все работы для нас очень и очень дороги. А Неменский  прошел… Вот он выполнил свои задания – он собрал материалы, он возвращается на военных самолетах в Москву. В студии они встречаются, смотрят работы. Он пишет на материале большие этюды, которые потом будут демонстрироваться на передвижных выставках на фронте. На фронте были же и выставки, помимо выступления артистов… В многочисленных фронтовых зарисовках Неменский воссоздал горько-поучительный образ войны. Его работы ведут зрителя по фронтовым дорогам.  http://aktinoya.ru/index.php?option

[ii] Студия военных художников имени М.Б. Грекова основана в 1934 году. Во время Великой Отечественной войны небольшая команда художников ездила по фронтам, рисовала, писала и составляла художественную летопись войны.

 

детали

На фоне практически полностью уничтоженных взрывами домов, ото которых остались только стены, да торчащие кое-где трубы, на дороге, разъезженной машинами, среди слякоти и грязи, стоит солдат-регулировщик  с двумя флажками в руках. Рядом наспех сооруженный из досок, ящиков и плащ-палатки навес, где можно присесть, накоротко перекусить… Всего одна  скупая, но говорящая деталь и в воображении встает город Уже отбитый у врага, Уже наполненный жизнью, движением. Там, вдалеке, на фоне кирпичных стен с пустыми глазницами выбитых окон, словно тени черные фигурки людей – скорбный намек на происшедшее в оккупации и тихая надежда на будущую жизнь. А ведь весна…! Какие тени от теплого солнышка лежат на руинированных стенах, как развезло дороги… всюду жизнь

 Елена Ильина, искусствовед

в других музеях