Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Пестель

Вера
Ефимовна


Натюрморт с красным

1915-1916


холст, масло, бумага, 70x77.8 см
Поступление:

1951, из Нижнетагильского краеведческого музея

 

 

 

художник

Сколько надо было познать и понять, чтобы в расцвете лет отойти от художественной жизни? В 1930-е годы Вера Пестель - одна из самых крупных художников ХХ века, «амазонка» русского женского авангарда», поняв[i], что, в условиях резкой смены отношения тоталитарного государства к творцам государство ищет способы уничтожить свободу художника и руководить им, практически перестала заниматься живописью и отказалась вступать в Союз советских художников.  Этим она закрыла себе путь к выставочной жизни, и ее имя на долгие десятилетия было забыто[ii]. А в 1910-1920-е годы ни одна крупная выставка авангарда не  проходила без ее участия.

Москвичка по рождению все 1900-е и до первой Мировой войны она прошла мощную школу художественной подготовки - училась, в Школе рисования и в классах при Императорском Строгановском училище, в частных студиях в Москве и в Париже. В Москву из Франции она вернулась «убежденной сторонницей современных течений».  Она подружилась с К. Малевичем. Ровно сто лет назад весной 1916 года Вера Пестель писала в своем дневнике, рассуждая об искусстве своего времени: «…Живопись это или не живопись? …если ее понимать [так], что это значит писать живые предметы, то это не живопись…чтобы более или менее красиво написать женщину или цветы, не нужно быть кудесником, можно вообще не иметь никакого миросозерцания.  А у Рембрандта было миросозерцание... А мы кто? Мы последователи Пикассо, нам понравилось, как он изображает видимый мир совсем по-иному, и мы тоже поступили в школу кубизма и стали делать картины очень схожие с картинами Пикассо, так как мы приняли его взгляды на мир... Но вот Малевич написал просто квадрат и закрасил его сплошь розовой краской, а другой черной краской и потом еще много квадратов и треугольников разных цветов…»  «Испытание супрематизмом» было для художницы своего рода «прививкой против болезни иллюзионизма и натурализма».

Вера Пестель – одна из центральных фигур русского авангарда, она состояла в группах «Маковец», «Путь живописи» и «Супремус», «Молодой Федерации Профессионального союза художников-живописцев Москвы» (1917-1918). В 1920-1930-е годы Пестель много работала как живописец, как художник театра, занималась педагогикой, преподавала в школе «Детское творчество» и была «сторонником свободного воспитания и максимального выявления ребёнка к самовыражению», а в основе ее программы лежал принцип «искусство самого ребенка». Сразу после революции занималась реорганизацией искусства в отделе ИЗО Наркомпроса.

 

произведение

В 1916 году Пестель писала «А ведь всякий художник потому только и ценен, что он нам подставляет новое зеркало с новым отражением мира…»

Натюрморт с фрагментом газеты «Русские ведомости» она писала уже в России, страстно переживая за неприятие многими беспредметной живописи, когда ей говорили: «Да ведь это легко! Это всякий может сделать! И ребенок так сделает!». И отвечала сама себе в дневнике – «Да, так работать нетрудно. Но разве нужно, чтобы было трудно? … где же ваш взгляд на мир видимый? Ведь тут только просто красивые и некрасивые, спокойные и неспокойные комбинации, удачные и неудачные... Один любит делать легкие формы, другой тяжелые, один - мелкие, другой - крупные. У одного все приятно смотреть, все уравновешенно, спокойно, красиво, а у другого очень неприятно и неспокойно (неубедительно). Один, значит, талантливо комбинирует цвета и формы, а другой не талантливо. Вот и все. Никакого тут миросозерцания нет. И чувств никаких нет, настроений. А чувство есть просто чувственность красок. Вот и все… Хорошо было сидеть в такой комнате и не думать ни о каких предметах, а краски веселили комнату и радовали. Цветисто, приятно и спокойно от законченных геометрических форм.   Мне просто так нравится комбинировать краски и радоваться и желтому, и красному, и черному; я и делаю… Что же я буду делать, если беспредметная живопись - абсурд, нелепость. Рисовать предметы?[iii] Да мне совсем этого не хочется…  Но отчего же нас терпят в обществе, отчего нами интересуются, нас хвалят критики, на нас серьезно смотрят, как на новаторов в искусстве. Неужели это потому, что все дураки, или же мы, подчиняясь духу времени, слепой силе судьбы, производим нужное для его времени искусство, и оно наш фатум, нам нечего рассуждать. Не знаю». 

Рассуждая об искусстве, Пестель жила в реальной действительности, которая находила свое отражение в ее работах. 1916 год для России – это время экономического и продовольственного кризиса, когда резко стало не хватать еды, рост забастовокозлобленности против императора и придворных – политика правительства привела монархию к пропасти, осенью был убит Григорий Распутин, время затянувшейся и ставшей бессмысленной Первой мировой войны и разных, связанных с ней восстаний. Страну действительно лихорадило. Несомненно, коллажный фрагмент газеты «Русские ведомости», введенный в картину – отголосок или прямое указание на исторические события, саму обстановку в стране,  иначе говоря - художническая рефлексия на действительность[iv].  Пестель считала, что отказываться от изобразительности мира художник не может. Ее картина – это рассказ о духовной атмосфере своего времени.

Увлеченная и футуризмом[v], и супрематизмом[vi] Вера Пестель решает в картине задачу соединения двух энергий – динамики и статики, движения и покоя: используя идею супрематизма о главенстве форм, она работает с беспредметными формами, а идея футуризма об иллюзионизме движения позволяет им активно жить в пространстве. Тем самым, она разрушает идею супрематической целостности  композиции, и натюрморт оказывается на грани аналитической композиции и пластического синтеза. Как футурист Пестель ценила время, которое так стремительно несётся вперед, а его надо обуздать и направить. И это было для автора гораздо важнее, чем разложение формы.

 

 

[i] Еще в юности В. Пестель  писала «…ведь в конце концов самое главное для меня - я и моя живопись, ведь я с ней останусь в старости, а ни с кем больше...»

[ii] Ученик В. Пестель заслуженный художник России, член-корреспондент Российской Академии художеств В.И. Павлов писал: «Нужно было быть необычайно мужественным человеком, чтобы прожить всю жизнь среди своих любимых образов и не сломаться, как многие её именитые друзья». Открытие творчества Веры Пестель произошло в 1973 году после вечера ее памяти и выставки, которые состоялись в Доме художника в Москве по инициативе В.Павлова. После выставки Третьяковская галерея, Государственный Русский музей и Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина приобрели целый ряд картин и рисунков художницы.

[iii] После 1918 года В. Пестель отходит от беспредметности и возвращается к изображению мира.

[iv] Из дневниковых записей В.Е. Пестель: «Но если я не изображаю мир видимый, то там [на полотнах] нет и миросозерцания». А без миросозерцания для художника изобразительного искусства нет.  

[v] Футуризм – экзальтированный художественный стиль, авангардистское течение в начале ХХ века в литературе и искусстве, главным образом в России и в Италии. Футуристы – революционеры в искусстве, сторонники социальной революции и радикальных технических перемен.  Революция – единственный путь к спасению. С восторгом встретили I Мировую войну и многие художники и поэту ушли добровольцами. В искусстве отталкивались от фовизма, взяв у него цвет, и кубизма, заимствовав художественные формы. Главная задача – передать энергию, скорость, движение. Для живописи характерны энергичные композиции, с мелькающими формами, спиралями, наложениями.  

[vi] Супрематизм – от лат. supremus — наивысший. Направление в искусстве авангарда первой половины 1910-х гг., основанное К.С. Малевичем. Одно из центральных явлений русского авангарда. Разновидность абстракционизма, характеризуется в комбинациях простейших геометрических разновеликих очертаний, наполненных внутренним движением. Беспредметные картины стали по мысли Малевича «первым шагом чистого творчества».

 

детали

Нагромождение, хаос, движение – первые слова, приходящие на ум. Плоскости  серые, красные, черные, с растяжкой и ровно окрашенные самых разных форм наезжают друг на друга, толпятся  тесной кучкой на светлом бежевом с зеленцой фоне, перекрывают друг друга, гомонят и едва не «дерутся», отвоёвывая свое место в пространстве. Пластические объёмы, поставленные ребрами, вращаются, двигаются, кто «потяжелей» по цвету и форме - уверенно лидирует, кто помельче - собираются в кучки. Но среди общей сумятицы глаз выхватывает знакомое - кусок доски, винтовые плоскости, отдаленно напоминающие винтовые лестницы, распахнутые плоскости то ли страниц книг, то ли углов домов, то ли стальные листы, и четко фрагмент газеты «Русские ведомости». Куда так спешила художница, что все виденное ею в пути вдруг смешалось, завертелось, задвигалось, понеслось вскачь? «…Здесь еще раз выступило важнейшее качество искусства Пестель – умение поэтизировать самые простые, повседневные проявления жизни людей. Художница делает это без тени пафоса, с удивительной теплотой и интимностью...» Монтаж. Динамика и статика. Супрематизм и футуризм соединились…

 

в других музеях