Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Крамской

Иван
Николаевич

1837-1887


Портрет М.М. Панова

около 1860


бумага, пастель, 59.7x43 см
Поступление:

1946, от Управления по  делам искусств  при Совете Народных комиссаров РСФСР

 

Слева внизу: Свидетельствую, что рисунокъ этотъ работы академика живописи И.Н. Крамского    Н. Крамской 19-IХ-16 г.

 

художник

Иван Николаевич Крамской родился в небогатой мещанской семье в Воронежской губернии и с детства любил рисовать. Желание стать художником было так велико, что он то нанимался учеником к иконописцу, то брал советы у любителя рисования, то работал ретушером у фотографа. В 1957 году Крамской поступил в Петербургскую Академию художеств. Не желая следовать строгим академическим правилам и быть ближе к жизни, Крамской встал во главе знаменитого «бунта четырнадцати» в 1863 году, когда группа студентов-выпускников отказалась писать дипломные картины на заданный мифологический сюжет. После ухода «бунтарей» из Академии Художеств, Крамской возглавил созданную по его инициативе Артель художников. Организаторские способности и искреннее желание молодого художника активно участвовать в развитии русской реалистической живописи, способствовали тому, что он стал в 1871 году одним из основателей и идеологов «Товарищества передвижных художественных выставок».

 

Несмотря на то, что Крамской видел свое призвание в написании сюжетных картин, его убеждения, мысли и философские взгляды того времени наиболее полно выразились в портретном жанре. Знаменитый художник, проживший всего 50 лет, создал большую портретную галерею современников, как известных, так и неизвестных людей. 

Талантливый портретист и исторический живописец, тонкий критик Иван Николаевич Крамской в юности увлекался живописью с детства и уже с 13 лет работал ретушёром. Покинув уездный город Острогожск Воронежской губернии, он перебрался в Санкт-Петербург, где служил в фотоателье, чтобы заработать на жизнь и поступил в Академию художеств в 1857 году. Еще во время учебы он сплотил вокруг себя творческую молодежь. В 1863 году он встал во главе «Бунта четырнадцати», когда студенты Академии отказались писать конкурсную работу  на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле» и подали прошение писать тему по своему выбору. В ответ на отказ руководства Академии 9 ноября 1863 года Иван Крамской от имени товарищей заявил, что они «покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе»[i] и все покинули Академию. Вскоре они организовали «Петербургскую артель художников», которая существовала до 1871 года. Когда Артель начала медленно распадаться, Крамской в 1870 году стал одним из организаторов и идеологов «Товарищества передвижных художественных выставок». Пылкий нрав, уверенность в том, в высокой общественной роли искусства, отстаивание принципов реализма и его национальной роли  сделали  И.Н. Крамского одной из самых выдающихся фигур в культурной жизни 1860-1880-х годов. Дружелюбный и чуткий именно он заложил основы товарищеских отношений в объединении, стал идейным вдохновителем искусства целого поколения.

произведение

В 1916 году сын художника, известный петербургский архитектор Николай Иванович Крамской перебирал графические листы,  рисованные его отцом. Некоторые он подписывал, оставляя как заверение собственную подпись об авторстве великого русского художника И.Н. Крамского. И вспоминал, перебирая в памяти то, что знал или помнил об отце… Вспомнил и друга И. Крамского – фотографа Михаила Михайловича Панова…То как они, земляки из уездного городка Острогожска Воронежской губернии, поехали учиться в Санкт-Петербургскую Академию художеств. Как зарабатывали на жизнь ретушью фотографий, как все делали вместе – рисовали, читали Тургенева, даже влюбились в одну девушку – Софью Прохорову. Вспомнил и задумался над судьбой Панова – блестящее начало, собственное фотоателье, открытое в Москве на Петровке, в доме надворной советницы Раевской-Кашкаровой, которое посещали Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, А.Н. Островский, М.Н. Ермолова... Как ценили Панова в творческой среде артистов, писателей, художников, называя «художником - фотографом» и  считали, что его творчество «одно из выдающихся произведений жанрово - портретной фотографии».   В своей мастерской он устраивал фотографические выставки[ii], был удостоен большой золотой медали на Политехнической выставке 1872 года… Да, он был непревзойденным мастером психологического портрета!  Глубоко-образные он делал фотографии,  портретные серии, знаменитый снимок Передвижников.  Но -  как их мало сохранилось! Вспомнил он рассказы о пожаре, которые  случился в 1887 году в мастерской, в котором сгорели все негативы художника. Николай Иванович вгляделся в портрет Панова – каким все-таки блестящим рисовальщиком был отец! А ведь ему во время создания портрета Панова было всего 23 года, он - студент всего лишь третьего курса Академии художеств. Но каково внимание Крамского к внутренней жизни человека, правдивость и бескомпромиссен, ставшие для него главными в искусстве портрета!

 




[i] И.Н. Крамской, Б.Б. Вениг, Н.Д. Дмитриев-Оренбургский,  А.Д. Литовченко, А.И. Корзухин, Н.С. Шустов, А.И. Морозов, К.Е. Маковский, Ф.С. Журавлев, К.В. Лемох, А.К. Григорьев, М.И. Песков, В.П. Крейтан, Н.В. Петров

[ii] Вот отзыв об одной из них 1868 года: « Московские ведомости»: « Молодой и талантливый художник Панов открыл…чрезвычайно интересную выставку…Выставка эта интересна тем, что здесь можно видеть применение к фотографии различных родов освещения, составлявших отличительное качество знаменитых живописцев. Так, например, пред вами портрет, освещенный, как у Рембрандта: свет падает весь на одну сторону лица; другая остается в чрезвычайной, но мягкой тени, так что в целом, при необыкновенной гармонии света и тени, портрет получает замечательный рельеф. Рядом другой портрет с совершенно противоположным освещением: все лицо освещено ровным полутоном и не лишено эффектного освещения сверху, - вы узнаете в этой манере подражание Ван - Дейку, портреты которого при необычайной рельефности, верном природе колорите имеют чрезвычайную мягкость и приятность для глаза зрителей. Далее вы видите образчики освещения в жанре Веласкеса и Тициана, менее эффектные, чем у Рембрандта, но зато видно желание выразить каждый мускул лица с полным рельефом и лепкою (техническое выражение живописцев и скульпторов). Но рядом с подражанием этим великим художникам давно прошедших дней вы встречаете у Панова и фотографические подражания новейшим живописцам; вот портрет, напоминающий Галле и его знаменитые произведения «Смерть герцога Эдмонда», «Торквато Тассо»; освещение падает также на одну сторону лица». На выставке 1882 года в Москве отмечено было исскуство фотографа: « Акварель по фотографии доведена до замечательного совершенства и достоинства первоклассного художника - акварелиста», - писали на страницах журнала «Фотограф»  в июле 1882 года. В марте — апреле 1886 года Панов издал альбом фототипий по иллюстрациям художника Н.Н.Ге к рассказу Л.Н.Толстого «Чем люди живы». К этому же году относится и поразительного по сложности и живости композиции снимка «Групповой портрет художников-передвижников». Двадцать фигур во весь рост, и каждая в движении. http://www.hse.ru/fundament/petrovka12/

 

детали

Нервное в своей одухотворенной и глубокой внутренней жизни лицо молодого человека приближено к зрителю. Опушенные глаза, бесстрастное выражение лица, внутреннее самопогружение  и отрешенность от всего земного - одно из свидетельств времени разночинцев, перед которыми остро стоял вопрос «что делать?». Прикрытые глаза – преграда для зрителя – он не желает даже приоткрыть свое потаенное, выстраданное. Но сам облик, подвижная мимика лица выдает натуру ищущую, нервную, трепетную. Акцентируя внимание на лице портретируемого, художник словно лепит его светом и тенью, растворяя в темном фоне все окружающее, а мягкое сфумато призвано обострить внутреннюю значительность личности.

 Елена Ильина, искусствовед

в других музеях