Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Корин

Алексей
Михайлович

1865-1923


На балконе

вторая половина 1900-х


масло, бумага на картоне, 60x46.5 см
Поступление:

1947, от Управления по делам искусств при Совете Народных комиссаров РСФСР

На обороте: Корин «На балконе»

 

художник

В село Палех  часто приезжали сделать заказы одному из самых известных мастеров палехской миниатюры  Николаю Илларионовичу Корину, владевшему иконописной мастерской. Внук его Алёша вырос среди красок и досок и полюбил рисование с детства. В древнем роду известной династии  потомственных иконописцев было много художников – дед, дядя, двоюродные братья, но отец – ямщик, не поощрял занятий сына живописью. Однако, талант к «изобразительству» был сильнее. С 11 лет Алексей брал уроки в 1875-1876 гг. у дяди Д. Корина[i] и в школе при иконописных мастерских Троице-Сергиевой лавры. И быть бы ему иконописцем, но… желание «овладеть художественными науками» было сильнее и, вопреки воле отца, он ушел пешком в Москву, без средств к существованию, где поступил в Московское училище живописи, зодчества и ваяния. Годы студенчества стали временем испытания на жизненную стойкость для художника[ii]. По окончанию он был награжден большой серебряной медалью и получил звание классного художника[iii]. Корин, обремененный большой семьей, ради заработка  много брался за все[iv], много работал[v], но часто и выставлялся, и удостаивался первых премий на выставках, преподавал[vi], с 1891 года стал членом Товарищества передвижных художественных выставок, войдя в когорту так называемых «поздних передвижников».  Но самой высокой его наградой стало приобретение в 1892 году П.М. Третьяковым картины «Больной художник» в свою коллекцию.  Быть может, именно это повлияло на то, что Корин с большим энтузиазмом участвовал в организации художественного отдела Тобольского музея в 1900 г.  и Вятского художественно-исторического музея в 1910 г.  После революции 1917 года Корин окончательно поселился в деревне Марьино.



[i]  Отец впоследствии известных братьев-живописцев Михаил, Александра и Павла Кориных.

[ii] «…Корин, учась в училище, должен был зарабатывать на свое существование: писал образа, портреты и все, что давало хоть некоторый заработок. Жил он в знаменитой Ляпинке -- общежитии для учащихся, построенном купцом Ляпиным. Там в комнатах по три-четыре человека теснилось студенчество, не имевшее средств платить за частную квартиру. Жизнь в Ляпинке, как и в Училище, слагалась в настоящую богему…»  Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

[iv] «…Корин со временем становится значительной фигурой - преподавателем Училища живописи. … Под натиском житейских требований, имея в виду продажу своих вещей, он занялся мелким жанром, прибегая к сюжетам, которые тогда любили видеть в картинах большое общество и покупатель…» Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

[v] В 1911-1912 выполнял роспись собора- памятника Александру Невскому в Софии, реставрировал иконопись и фрески Троице-Сергиевой Лавры, чтобы на эти деньги поехать в Париж, смотреть импрессионистов. В 1911 экспонировал свои произведения на Всемирной выставке в Риме. В 1901 был удостоен «за службу» знаком Ордена Святого Станислава 3-1 степени, в 1909 – Ордена Святой Анны 3-1 степени.

[vi] «…На нем темно-коричневый мягкий пиджак, и вся фигура мягкая, спокойная и скромная. Выражение лица сосредоточенное, деловитое. Он уже мастер, пользующийся известностью в обществе. Его картина "Больной художник" находится в Третьяковской галерее, и по заслугам: вещь реалистически прекрасно, светло написанная. Он учитель, его признают ученики и любят за правдивость, честность взглядов в искусстве и деликатность, с которой он относится к работам своих учеников. Никогда высокомерно не разносит, не унижает, а самым деликатнейшим образом и умело исправляет ошибки. Хороший человек был Алексей Михайлович… никто из преподавателей не пользовался среди учащихся такой симпатией, как Корин». Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

В село Палех  часто приезжали сделать заказы одному из самых известных мастеров палехской миниатюры  Николаю Илларионовичу Корину, владевшему иконописной мастерской. Внук его Алёша вырос среди красок и досок и полюбил рисование с детства. В древнем роду известной династии  потомственных иконописцев было много художников – дед, дядя, двоюродные братья, но отец – ямщик, не поощрял занятий сына живописью. Однако, талант к «изобразительству» был сильнее. С 11 лет Алексей брал уроки в 1875-1876 гг. у дяди Д. Корина[i] и в школе при иконописных мастерских Троице-Сергиевой лавры. И быть бы ему иконописцем, но… желание «овладеть художественными науками» было сильнее и, вопреки воле отца, он ушел пешком в Москву, без средств к существованию, где поступил в Московское училище живописи, зодчества и ваяния. Годы студенчества стали временем испытания на жизненную стойкость для художника[ii]. По окончанию он был награжден большой серебряной медалью и получил звание классного художника[iii]. Корин, обремененный большой семьей, ради заработка  много брался за все[iv], много работал[v], но часто и выставлялся, и удостаивался первых премий на выставках, преподавал[vi], с 1891 года стал членом Товарищества передвижных художественных выставок, войдя в когорту так называемых «поздних передвижников».  Но самой высокой его наградой стало приобретение в 1892 году П.М. Третьяковым картины «Больной художник» в свою коллекцию.  Быть может, именно это повлияло на то, что Корин с большим энтузиазмом участвовал в организации художественного отдела Тобольского музея в 1900 г.  и Вятского художественно-исторического музея в 1910 г.  После революции 1917 года Корин окончательно поселился в деревне Марьино.

 

[i]  Отец впоследствии известных братьев-живописцев Михаил, Александра и Павла Кориных.

[ii] «…Корин, учась в училище, должен был зарабатывать на свое существование: писал образа, портреты и все, что давало хоть некоторый заработок. Жил он в знаменитой Ляпинке -- общежитии для учащихся, построенном купцом Ляпиным. Там в комнатах по три-четыре человека теснилось студенчество, не имевшее средств платить за частную квартиру. Жизнь в Ляпинке, как и в Училище, слагалась в настоящую богему…»  Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

[iv] «…Корин со временем становится значительной фигурой - преподавателем Училища живописи. … Под натиском житейских требований, имея в виду продажу своих вещей, он занялся мелким жанром, прибегая к сюжетам, которые тогда любили видеть в картинах большое общество и покупатель…» Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

[v] В 1911-1912 выполнял роспись собора- памятника Александру Невскому в Софии, реставрировал иконопись и фрески Троице-Сергиевой Лавры, чтобы на эти деньги поехать в Париж, смотреть импрессионистов. В 1911 экспонировал свои произведения на Всемирной выставке в Риме. В 1901 был удостоен «за службу» знаком Ордена Святого Станислава 3-1 степени, в 1909 – Ордена Святой Анны 3-1 степени.

[vi] «…На нем темно-коричневый мягкий пиджак, и вся фигура мягкая, спокойная и скромная. Выражение лица сосредоточенное, деловитое. Он уже мастер, пользующийся известностью в обществе. Его картина "Больной художник" находится в Третьяковской галерее, и по заслугам: вещь реалистически прекрасно, светло написанная. Он учитель, его признают ученики и любят за правдивость, честность взглядов в искусстве и деликатность, с которой он относится к работам своих учеников. Никогда высокомерно не разносит, не унижает, а самым деликатнейшим образом и умело исправляет ошибки. Хороший человек был Алексей Михайлович… никто из преподавателей не пользовался среди учащихся такой симпатией, как Корин». Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. "Художник РСФСР". Ленинград. 1965. Издание пятое. 

 

произведение

Судьба А.М. Корина по-своему драматична - его имя надолго было почти забыто, пока в 1990-х годах его не вспомнили, и о художнике заговорили, оценив его талант.

Женившись на дворянке, А.М. Корин «…обзаводится приличной квартирой и, постепенно втягиваясь в круг интеллигентско-буржуазной жизни, начинает платить «налог» за свое в ней пребывание. Все расходы, вызванные этой жизнью, не могут покрываться службой в Училище, он вынужден отдаваться заказной работе, тяжелой и вредно отзывающейся на творчестве художника. Он бьется в тисках этой жизни, изнемогает под тяжестью житейских требований, но деваться ему уже некуда. Поставив себя на рельсы кажущегося благополучия, он по инерции катится дальше, не зная, что ожидает его впереди…»  Обремененный большой семьей и в то же время истинной страстью к искусству Алексей Корин буквально «разрывался» между исполнением долга отца и мужа и художника. Стремясь соединить трудно соединимое, он брался за любую работу. Но в летнее время старался работать на природе – снимал дачу, куда ехали всей семьей. Желание «жить в природе, работать на воздухе» не ослабевало, и Корин с 1900 года стал строить собственную усадьбу в деревне Марьино под Клином в Тверской губернии. Тогда он и не предполагал, что это станет его спасением, когда начнет терять зрение и не сможет больше преподавать.

Долгое время не было известно – кто изображен на картине?  Пока один из потомков художника Ирина Корина-Рысева не рассказала, что это теща художника, мать его жены Серафимы Сергеевны. Александра Флегонтовна Амосова, происходила из рода Воскресенских, была сестрой известных московских архитекторов Сергея Флегонтовича (1862-1833) и Флегонта Флегонтовича (1859-1926), и женой художника-передвижника  дворянина Сергея Николаевича Аммосова (1837-1886).  В роду Воскресенских было много талантливых представителей – живописец И.М. Прянишников[vii] приходился жене Корина дядей, а знаменитый художник В.Г. Перов был ее крестным отцом.

Алексей Корин – мастер камерных произведений, рассказывающих о повседневной жизни, семейного круга, в которых важна сама интимность образов и состояния. Он часто писал в своих картинах реальных людей из близкого окружения. Вот и тогда, в 1900-х годах, скорее всего в своем усадебном имении в деревне Марьино, он наблюдал - и не первый день, мирную сцену. Художник словно приоткрыл дверь в свою жизнь, допустил зрителя как друга насладится самим состоянием тишины, светом и воздухом. Казалось бы, в картине нет глубины и масштабности, но тонкость чувств и совершенство живописного мастерства – несомненны. Картина написана уже после поездки Корина в Париж для знакомства с поисками импрессионистов, после чего передача света и воздуха как фактор передачи легких настроений души становятся для художника главными.

 

[vii] Найди произведение И.М. Прянишникова на сайте!

детали

Осень. Желтые кроны берез вдалеке. Ясный осенний день, последние теплые дни «бабьего лета»… В доме-усадьбе все тихо… Возле открытой белой двери на балкон на деревянной стене висит один из этюдов художника – вид на поля и луга сквозь кроны деревьев. В комнате чуть сумеречно, а за распахнутой дверью на веранду – сплошной свет и воздух. На открытой веранде в низком удобном кресле сидит женщина в чепце, читающая книгу. Тихое солнце бросает желтые отсветы на белую блузку женщины, превращает светлые доски пола в сиреневые – и становиться ясно, что в воздухе уже висит легкая прохлада. Два кресла – в комнате и на веранде, стоят почти одинаково – именно эта деталь придает картине устойчивость и равновесие бытия.

Елена Ильина, искусствовед

в других музеях