Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Лагорио

Лев
Феликсович

1827-1905


Чёрное море

1891


бумага, акварель, 39.2x50 см
Поступление:

 1944, из Государственной Третьяковской галереи, Москва

Слева внизу акварелью: Лагорiо. 1891

 

 

 

художник

Первая встреча Льва Феликсовича Лагорио с художником – маринистом Иваном Айвазовским, произошла в  Феодосии, где он и родился. Учившийся тогда в Академии художеств Айвазовский приехал  в Крым  для написания живописных работ. Юный Лагорио  был очарован морскими пейзажами художника, и это повлияло на выбор его будущей профессии и определило жанровое пристрастие – морской пейзаж. В шестнадцатилетнем возрасте  Лагорио был зачислен вольно-приходящим учеником Академии художеств в класс профессора пейзажной живописи М.Н. Воробьёва..  Уделяя внимание  пейзажу, он - пробует писать первые свои марины, изучает строение морских  кораблей и даже отправляется на фрегате в короткое плавание.  За отличные успехи  Лагорио -был награждён золотою медалью , за что  получил право на заграничную командировку. Пейзажи  молодого художника были отмечены высокой оценкой Академического Совета, высказавшего надежду на то, что «он станет в ряду замечательнейших художников русской школы».  Л.Лагорио занял  достойное место в русском искусстве второй-половины XIX  века. Его современниками были замечательные художники-маринисты И. Айвазовский, Р. Судковвский и А.Боголюбов, но  произведения Льва Феликсовича Лагорио  оставили заметный след в развитии русской маринистической живописи.  

Россия для многих иностранцев со времен императрицы Екатерины II Великой становилась второй родиной. Среди них был и родившийся в Феодосии сын неаполитанского вице-консула и масона Лев Лагорио, которому суждено было стать одним из лучших русских маринистов. Первый ученик И.К. Айвазовского окончил Императорскую Академию художеств, где обучался за средства герцога Максимилиана Лейхтенбергского.   В студенческие годы участвовал в создании портрета Козьмы Пруткова. Подолгу живя в Европе и на Кавказе, объездив Швейцарию и Голландию, Италию, Турцию, и северные Норвегию и Финляндию, профессор Академии художеств России, он поселился, в конце концов, в 1864 году в столице, проводя лето в Крыму, в Судаке. В 1877-1878 гг. принял участие в качестве корреспондента в русско-турецкой войне, запечатлев многие трагические эпизоды.  Лишь в конце жизни в 1900 г. Академии художеств признала вклад в развитие русской живописи Лагорио достойным и присудила ему звание почетного члена.

  

произведение

В последние годы  жизни Лев Лагорио, называемый современниками «поэтом Крыма и Кавказа»,  предпочитал работать акварелью. Современники писали о нём: «…Мягкая „бархатная“ кисть Л.Ф.Лагорио словно каким-то волшебством переносила на полотно меняющиеся краски моря, сизые тона скал и воздушную дымку дали. Это был настоящий поэт юга, южного моря и неба, поэт Крыма и Кавказа, изображению которых он с особенной любовью посвящал свои досуги…»Ощущая возраст, влюбленный в морскую природу художник, итальянец по происхождению, стремился запечатлеть многие увлекшие его виды морского побережья в разных состояниях. Лист акварелью, исполненный 65-и летним художником имеет, несомненно картинный характер и является самостоятельным, законченным произведением, как многие поздние работы, когда художник, любивший отточенность и тщательность в работе, переходит от «долгого» масла к работе «быстрой» акварелью. Увлекшись  акварелью в 1880-е годы, он предпочитал писать сдержанными серо-охристыми цветами, что придает листам некоторую красочную монотонность, но именно эта благородность была необходима Лагорио для точной и подробной передаче мельчайших деталей береговой линии. Ценя самоценность акварели как самостоятельного произведения Лагорио становиться членом Общества русских акварелистов. Умиротворенность состояния, мотив полосы берега с отвесными скалами и серебристыми спокойными водами моря, создающий точный «портрет» местности – типичны для всех периодов творчества автора. Незамысловатые детали южного морского побережья – серебристая вода, величественные горы, передают нетронутость природы, несмотря на незримое присутствие человека.

 

детали

Абсолютная реалистичность в изображении первого плана достигается кропотливой работой художника по передаче каждой видимой детали. При этом задний план – гора - проработан обобщенно, легко, в одну заливку, и словно растворен во влажном морском воздухе. Прославившийся вслед за А. Куинджи, эффектами освещения, Л. Лагорио и здесь делает его героем свой работы - рассеянный свет заполняет все пространство и создает среду, где человек - часть природы, часть бытия. Монохромная, почти гризайльная акварель с тончайшими нюансировками коричнево-серого тона рождает богатейшую живописную палитру.

Лидия Хайдукова, искусствовед

в других музеях