Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Устюгов

Геннадий
Афанасьевич

1937 г.р.


Девочку нарисовал зимою

2005


холст, масло, 99.6x52.8 см
Поступление:

2008, в дар от Ю.А. Молодковца, Санкт-Петербург

На обороте внизу:  .....2005 года.. Устюгов Генька Афанасъевичь  девочьку  нарисовалъ  зимою

 

 

 

 

 

художник

«… я как Христос все терплю и терплю невзгоды сваливающие мне на плечи…Сколько еще проживу и проработаю в искусстве не знаю, но хочется жить и творить…» Эти слова принадлежат Геннадию Устюгову, одному из самых ярких с «собственным голосом» художников неофициального искусства Ленинграда. Жизнь живописца во все периоды складывалась непросто, но однажды, услышав зов своей души, он подчинился ему навсегда. Как сам вспоминает Геннадий Устюгов «…начал рисовать до школы и всю жизнь рисовал, даже, когда не получалось». Детство у него началось в Киргизии в городе Токмаке. Отец Геннадия - плотник, мать – швея, но для души первый мастерил гармони и свистульки, а «мама рисовала, вышивала коврики».

После войны вся семья переехала в Россию – несколько раз поменяв место жительства, осела в деревне Новосаратовка, позже ставшей частью Ленинграда. В 1953-1957 годах - учеба в Средней художественной школе. Там началось не только обретение им профессиональных навыков, но и раскрепощение мыслеобраза, стремление к собственному «я» и увлечение французским искусством, за что Устюгов, выполнивший для просмотра работы под впечатлением импрессионистов, был исключен. Именно тогда и проявилось его тяжелое психическое заболевание. После - он девять лет работал маляром, грузчиком, слесарем… и не писал, «не знал, как писать, в какой манере, поясняет художник, - ходил, смотрел, как рисуют художники, смотрел книги и стал рисовать грустные-грустные картины…». Среди таких художников - соученик по художественной школе Михаил Шемякин, Александр Арефьев, Олег Лягачев, у матери которого в коммунальной квартире устраивали выставки. Инвалидность, данная Устюгову в связи с психическим нездоровьем (шизофрения), не помешала ему всецело отдаться искусству и обрести свой особенный «устюговский» стиль. Его такие безыскусные, на первый взгляд, произведения, имеют в своей основе глубоко впитанные и переработанные особенности разных стилевых направлений - от фовизма, экспрессионизма до абстракции, неопримитивизма, и отличаются совершенно выверенными композициями, максимальным использованием выразительности цвета и формы.

Сегодня художник Геннадий Устюгов известен и в России, и среди коллекционеров зарубежных стран. Этому способствовал не только особенный талант художника, но искусствоведы, критики, коллеги и, в первую очередь, друзья художника, самый преданный из которых - Юрий Молодковец. Он коллекционер и исследователь творчества Устюгова, сотрудник Государственного Эрмитажа, тот, кто занимается продвижением его имени, устраивая выставки, создавая проекты, передавая в дар музеям произведения этого «гения послевоенного ленинградского андеграунда…». Долгое время, находясь рядом с Устюговым, он стал ему надежным помощником со всех делах. Благодаря Ю. Молодковцу, среди обладателей картин Г.А.Устюгова - и Нижнетагильский музей искусств, получивший в коллекцию три живописных произведения художника.

Где Бог, где человек, где цветок?..

Некому служить и обедню…

Атомного не должно быть над землею взрыва!

Это только с природой разрыв.

Надо каждому существу жить в мире,

Жить, как цветку

Под огромным небом…

Переплавь в молот меч.

Жить надо так,

Чтобы не было в мире вечном увечья.

произведение

Девушки проходили мимо Геннадия Устюгова…  Но тем не менее Женский образ на протяжении всего творчества художника стал одним из постоянных. В разные периоды этот образ выступал в разных состояниях духовного и «телесного», потеряв, в конце концов, свою плоть… Но всегда оставался пришедшей ниоткуда «Прекрасной незнакомкой», отстранённой, погруженной в себя... Устюгов, прозванный «русским Матиссом», доминантой в произведении «Девочку нарисовал зимою…» делает линию контура, отмечая вертикальные края длинными мазками разных оттенков зелено-желтого и красно-коричневого, положенными неплотно с просветами белого и создающими пространство картины и «движение» эмоций. Его девочка-девушка, одетая в длинное платье,  не персонифицирована. Линия плавно и легко струясь, отбирая детали, длится по светлому полю холста, создавая изящный изгиб фигуры, очерчивая широкие поля шляпы, украшенной прекрасным цветком, определяя юбку… Она словно вышла из эпохимодерна. Перед нами возникает образ сродни «прекрасной незнакомке». Она изящна, скромна, целомудренна, очень грустна и так беззащитна. Но мир прекрасно-печального образа оказался нарушен. Ассоциативно это перекладывается на воплощение художником своего внутреннего состояния, связанного с определенными эмоциями…

  

детали

Образ девочки чист и прост, гармоничен со светлым миром. Уверенным контуром, меняющим свой цвет - то синий, то красновато-коричневый, то зелено-желтый, создана фигура сидящей девочки, одетой в декольтированное платье с узкими рукавами с фонариками на плечах, в широкую, мягко лежащую юбку с тесьмой. Длинная шея девочки склонена к правому плечу. Глаза потуплены, а на левой щеке - три жемчужных слезы…  Перед нежной, по детски наивной героиней - рука – быть может художник? так он воплотил свое присутствие

Лариса Смирных, искусствовед

в других музеях