Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Семирадский

Генрих
Иполлитович

1843-1902


Тени волос. Этюд

Последняя четверть XIX века


холст, масло, 35.2x38.8 см
Поступление:

 1947, от Управления по делам искусств при Совете народных комиссаров РСФСР

Справа вверху: H. Simiradz

На обороте: Этюдъ былъ на выставкъ въ Римъ под названием «Тъни волосъ»

 

художник

Один из крупнейших представителей позднего академизма Генрих Иполлитович Семирадский известен своими огромными многофигурными композициями на исторические темы, поражающими воображение. Семирадский получил классическое академическое образование в 1864-1871 годах в Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. Защитив дипломную работу на большую золотую медальон получил право на заграничную поездку за счет Академии и для начала художник отправился в Германию - в Мюнхен и Дрезден, но главной целью его путешествия была солнечная Италия, куда стремились все художники XIX века, считая лишь ее источником и вместилищем подлинного искусства. После непродолжительного путешествия по стране Г.И. Семирадский остановился в Риме и снял мастерскую, в которой будет работать больше 10 лет. Главным фактором выбора именно этой мастерской стала близость цветочного рынка, произведшего на художника огромное впечатление своим буйством цвета и запаха. С тех пор мастер практически всегда вводил в свои композиции цветы,  и природа стала истинным «героем» полотен Семирадского. Покоренный «вечным городом» и прекрасной страной художник с 1872 года стал жить в Италии, и лишь наездами бывать в России и Польше. Именно здесь, в стране вечного солнца Семирадский окончательно определился с кругом тем - история раннего христианства и античность. Обладая большой работоспособностью, Семирадский создаст целую галерею значительных по размеру полотен (к примеру «Фрина на празднике Посейдона» - три на семь метров!). Италия подарила живописцу то, к чему он стремился – мощные эффекты освещения, яркость, напоила его палитру пленэрностью и светом, а вечно бурлящая вокруг жизнь придала ощущение движения и жизни его многофигурным композициям.

При жизни Семирадский был почетным членом Академий живописи в Берлине, Стокгольме и Риме, а Галерея Уффици заказала художнику его автопортрет для пантеона всемирных знаменитостей. А в России имя Семирадского вызывало жаркие споры - официальные круги поддерживали живописца, а приверженцы передвижничества - активно ругали. На долгое время его имя станет нарицательным у передвижников, как олицетворение костной, устаревшей Академии, а затем и в советском искусстве мастера будут клеймить как пустого фиксатора красивой натуры. Лишь в 1990-е годы его работы увидели свет, о нем заговорили вновь…

 

 

произведение

Для своих произведений Г. Семирадский писал тысячи этюдов, делал бесчисленное количесство подготовительных набросков. Его картины всегда отличала археологичность, достоверность деталей. Семирадский довольно часто писал портреты с элементами костюмирования – одевал их в античные одежды, заставлял делать сложные прически, надевать необычные украшения.

В Италии художник находил героев для своих полотен повсюду! Любящий эффекты во всем - в цвете и свете, в ракурсах фигур, он с удовольствием бродил по городу, где на каждом шагу мог встретить свою – и всегда незабываемую, натуру. И быстро писал! В небольших по формату портретах художник отрабатывал приемы, которые затем использовались в фундаментальных вещах. И вводил в картины почти всех своих героев…   

Для какой картины создана была эта головка, видимо цыганки – неизвестно. Быть может, это был просто этюд. Но ценность его – несомненна, что подтверждает и запись на обороте картины: «Этюдъ был на выставке в Римъ под названием «Тени волосъ». Неизвестный поклонник творчества Г.И. Семирадского оставил запись, подтвердив, что этюд входил в состав последней, посмертной выставки мастера 1902 года с таким прекрасным названием, точно характеризующим метод художника и его тягу к познанию мира искусства через свет и цвет.

Как потом эта маленькая и, казалось бы, незаметная на фоне монументальных полотен автора, работа оказалась в России – загадка.

детали

В «головках» «итальянок», «цыганок», «гречанок» часто Семирадский использует профильное изображение, отдавая дань драгоценному искусству резных камей, известном с IV в. до н.э. и достигшего своего расцвета в эпоху эллинизма. Так и фон этих портретов бывает необычен, декоративен. Он будто вплетается в пространство фигуры. Завитки волос и сложные тени быстро уложенной простой прически женщины словно создают некий прихотливый орнамент на ее загорелой коже

Ольга Лебедева, искусствовед

в других музеях