Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Верещагин

Василий
Васильевич

1842 – 1904


Мыс Фиолент близ Севастополя

1897


холст, масло, 61x46 см
Поступление:

1951, из Нижнетагильского краеведческого музея

Местобытование. Московский публичный и Румянцевский музеи; Государственный музейный фонд; Нижнетагильский краеведческий музей

художник

Василий Васильевич Верещагин – художник-баталист, который в своих работах  однако отстаивал идеи гуманизма ,о чем писал в своем дневнике: «Одни распространяют идеи мира своим увлекательным могучим словом, другие выставляют в защиту ее разные аргументы, религиозные, экономические и другие, а я проповедую то же посредством красок». Будущий художник родился в Череповце в семье помещика, предводителя дворянства, окончил Петербургский морской кадетский корпус, где и увлекся рисованием. Изобразительному искусству Василий Верещагин обучался в Петербургской, а затем в Парижской Академиях художеств. Уже в молодые годы он стремился путешествовать и там, «на свободе и просторе на интересных предметах учиться» живописи. В разные года  художник посетил Индию, Сирию, Палестину, Филиппины, Кубу, США, Японию,  различные уголки Российской империи, Средней Азии, Балканского полуострова…..  И везде он оказывался в гуще событий, и часто сам был участником военных действий, а не сторонним наблюдателем, изображал военные конфликты и их последствия «полагая, что его картины, отражавшие ужасы войны, будут воздействовать на зрителя с надлежавшей силой и убедительно только в том случае, если все изображенное на них будет им самим пережито и прочувствованно». Художник участвовал во многих боях, в 1867-1869 годах добровольно служил в Туркестане , в пограничных войска.  В 1868 году за храбрость и мужество, проявленные при обороне Самаркандской крепости, был награжден орденом Святого Георгия IV степени. Участвовал в русско-турецкой войне 1877 - 1878 годов, где получил серьезное ранение. В 1904 году Василий Васильевич Верещагин как истинный солдат Родины, погиб во время русско-японской войны при взрыве броненосца «Петропавловск», подорвавшегося на мине.

произведение

Верещагин «…всю жизнь любил солнце и хотел писать солнце…», вспоминал сын художника. Будучи прекрасным пейзажистом, он, побывав на войне, стал реже обращаться к изображению природы, что делал в основном  во время немногочисленных поездок на юг. «Призрак войны все еще заставляет меня изображать войну, и если мне хочется писать солнце, то я должен красть время у самого себя, как это делает школьник, когда его тянет на волю, к природе» -  писал он. Именно таким временем «отдохновения и вдохновения» стало для художника полуторамесячное пребывание в Крыму, где и было создано полотно «Мыс Фиолент близ Севастополя». Летом 1897 года «утомленный многочисленными хлопотами по выставкам и работой в мастерской» Верещагин с семьей снял дачу неподалеку от Севастополя в окрестностях Георгиевского монастыря. Ежедневно вставая и начиная работать в шесть часов утра, мастер с увлечением изображал красочную, звонкую природу побережья. С террасы дачи он писал этюды, три из которых отличались «особенной завершенностью и проработанностью». Среди – них вид, написанный «с позиции несколько выше по склону от дачи в направлении на запад», где «скалистый берег тянулся легкой дугой и заканчивался выступающим далеко в море мысом Фиолент».  

детали

«Мыс Фиолент близ Севастополя», долгое время значившийся в собрании музея просто как пейзаж, поражает сочностью красок, прозрачностью и яркостью солнечного освещения, отточенной достоверностью и проработанностью изображения. Художник точно фиксирует окружающее пространство: раскаленные под жгучим солнцем скалы, взбегающие по склону деревья, сияющее небо и ласковую лазурь моря, с легкой морщинкой набегающей волны и почти призрачным дымком парохода. Шероховатой осязаемости красно-коричневых скал, написанных точно положенным мазком, противопоставлена гладь морской поверхности. Пульсирующее пространство и звенящий от сочных красок воздух подчеркивают, что Верещагин уделял внимание передаче световоздушной среды. За достоверностью не теряется главное: в величественном образе Верещагин, тонко чувствовавший неповторимость природного мотива, передал момент сопричастности с вечностью, создав эпическое по звучанию полотно.

Ксения Баданина, филолог

в других музеях