Истории Музейной Коллекции
обратно
БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ЦАРЕДВОРЕЦ

Афанасьева

Агриппина
Васильевна

1913-2004


Розы. Поднос

1983


масло, лак, металл, 36.5x1.5 см
Поступление:

художник

Выбор будущей профессии тагильчанки Агриппины Афанасьевой был предопределен с раннего детства - ей часто приходилось наблюдать за работой сестер отца, расписывающих подносы. В 13 лет мама Груши отвела её обучаться росписи к известной мастерице У.Е. Растемяшиной-Барболиной. Особенно Груше полюбились букеты, которые в дальнейшем писала она всю жизнь, создавая на подносах диковинные цветочные композиции - то яркие и веселые, как частушки, то нежные и трогательные, как лирические песни. После обучения наставница устроила юную Агриппину в артель «Красная заря», в 1931 году реорганизованную в более крупную артель «Металлист», где она и проработала до войны. Афанасьева была одной из первых мастериц, которые возрождали тагильскую лаковую роспись по металлу после «забвенья» промысла в конце 1970-х - начале 1980-х годов. Только в 1978 году уральский лаковый промысел вновь получил признание: подносы А.В. Афанасьевой получили бронзовую медаль на престижной Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве. Долгие годы художница была добрым мастером-наставником и обучила сотни учеников, ставшими впоследствии известными мастерами тагильского промысла. 

произведение

Мастерица крутила в руках поднос простой круглой формы с глубоким бортиком.  Под ее быстрыми точными ударами кисти рождались невиданной красоты цветы. А все оттого, что представляла себе их воочую, вспоминая зимним днем летнее приволье. О лете напоминал небесной чистоты голубой фон подноса. За окнами мела метель, а в цехе при заводе Эмальпосуды в Нижнем Тагиле и в душе - так тепло. Букеты Агриппина Васильевна всегда писала наособицу – пышные, роскошные, со множеством мелких цветов-вертушек, нежных листочков словно обрамляющих три крупных розана – каждая разного цвета. Даром, что глаз один, второй потеряла еще в детстве… Мастерица писала розаны по-разному: для одного цветка набирала на кисть сразу две краски, окуная ее правой стороной в один цвет, а левой в другой, для другого – окунала «носочек»[i] кисти  в белила или кадмий желтый, а кончик  в темную краску – и получалось, что лепесток   начинал светиться! Благодаря этому приему цветок получал и «светлую», и «темную» стороны – вроде условность, а появилась светотень в росписи. Вроде бы розы разные, а писаны одним приемом в технике старинного двухцветного мазка.  В работе Агриппина Васильевна словно отдыхала душой. Радостные розаны и чудные «вертушки», затейливые травки-«привязки» позволяли забыть о нелегкой жизни – о том, как рано осталась вдовой, как одной приходилось поднимать сына – замуж она больше не вышла, как в войну приходилось…



[i] «Носочком» кисти  мастера называют более высокий край ворса кисти, в ходе её специальной обработки для росписи в виде «лопаточки».

детали

Сочный букет изумительной красоты напоминает ясный небесный свод в летний солнечный день. Цветы выделяются на лазурно-голубом фоне зеркала[i] подноса и словно благоухают. Розаны и наивно-трогательные цветы-«вертушки» словно «сияют» чистыми красками, радуясь солнцу, скромные ромашки и яркие зеленые листья напоминают о разнообразии мира природы и её красотах. Композиция букета заполнена, но ни один цветок не перекрывает другой, не теснит его, все в торжественной  приподнятости вместе творят чудо бытия, поют гимн красоте мира - настроение праздничности вообще присуще работам мастерицы, излучающим энергию добра. В цветах она выражала свое эмоциональное душевное состояние, представления о гармонии, радости и любви.

Лидия Хайдукова, искусствовед



[i]  «Зеркалом» мастера называют центральную часть подноса.

в других музеях