Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Худояров

Василий
Павлович

1831-1891


Портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены императора Александра III

1880-е


холст, масло, 70x80 см
Поступление:

1959, из Нижнетагильского краеведческого музея

художник

Династия крепостных ремесленников и художников Худояровых, уроженцев Демидовского  горнозаводского поселка Нижний Тагил, одна из самых известных на Урале, работавших по заказам Демидовых для петербургских и московских имений. Почти два века семья занималась «художеством», основала «лакирный промысел» - изготовление и роспись подносов, ставших первыми в России, изобрели «хрустальный лак», фамильный секрет которого до сих пор не раскрыт. Так путь Василия Павловича Худоярова родившегося в 1831 году, представителя уже четвертого поколения художников в семье, был определен. Но только в 1862 году, получив вольную, Павел Худояров, мечтавший о профессиональном образовании, смог уехать из Нижнего Тагила в Санкт-Петербург и стать учеником Императорской Академии художеств. Успехи его в рисунке и живописании были отмечены преподавателями на первом и втором году учебы двумя малыми и двумя большими серебряными медалями. Уже через три года в 1865 году он покинул Академию со званием неклассного художника третьей степени.

В своем творчестве Худояров, окончивший Академию по классу исторической живописи профессора А.Т. Маркова, обращался мифологической и библейской теме, пробовал себя в историческом жанре, писал пейзажи. Но особенно ему удавались портреты, что, быть может, объяснимо влиянием прославленного И.Н. Крамского, с которым Худояров был дружен. В конце 1880-х-начале 1990-х годов он выполнял образа для церквей и приютов Санкт-Петербурга. Казалось бы, все это говорит о разносторонней одаренности автора, однако большим художником Худояров не стал, хотя и был хорошо известен в профессиональной общественности. Будучи представителем академического направления в русском изобразительном искусстве второй половины XIX века, Худояров участвовал в академических выставках в Петербурге в 1876-1887 годах не часто, с перерывами, но выставлялся и в Екатеринбурге.

Умер Василий Худояров в 1891 году в Петербурге, в возрасте 53 лет. Богатого творческого наследия после себя художник не оставил, сегодня произведения автора хранятся в музеях Иркутска, Костромы, Нижнего Тагила, музея «Новый Иерусалим», Государственном Эрмитаже. 

произведение

Успехи В.П. Худоярова в портретной живописи позволили ему писать и по заказу императорской семьи. Императрицу Марию Федоровну писали многие русские живописцы - В.Е. Маковский, К.Е. Маковский, Н.А. Кошелев, среди них и писавший по заказу императорской семьи Василий Худояров. Но все же лучшие портреты императрицы принадлежат кисти И.Н. Крамского. Судьба уготовила принцессе Датской Марии-Софии-Фредерике-Дагмаре, родившейся в семье короля Дании, жизнь полную самых больших высот и самых страшных потерь. Будучи невестой русского цесаревича Николая Александровича, она теряет жениха, умершего в 1865 году, но спустя год выходит замуж за его брата - великого князя Александра Александровича и принимает православие под именем великой княгини Марии Фёдоровны. Брак оказался удачным и почти тридцать лет супруги хранили друг к другу искреннюю привязанность. Мария Фёдоровна стала одной из самых заметных личностей в царской семье. Светская, приветливая и любезная, она была любима всеми. Феликс Юсупов писал, что «несмотря на маленький рост, в её манерах было столько величия, что там, куда она входила, не было видно никого, кроме неё».Как и все члены царствующей семьи Мария Фёдоровна активно занималась покровительством – в ее ведении находились различные учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и богадельни. Художественно и музыкально одаренная она вместе с супругом создала придворный оркестр и Русский музей, заказывала картины художникам-передвижникам. Мария Федоровна попечительствовала, а позднее и возглавляла и Российское общество Красного Креста (РОКК), оставив заметный след в русской истории. С марта 1881 года она становится русской императрицей, а после смерти мужа в октябре 1894 года – вдовствующей императрицей. Ей было суждено увидеть распад русской империи, стать свидетелем русской революции, узнать об отречении от престола своего сына - императора Николая II, а затем и узнать, но так и не поверить в смерть его и всей семьи, и окончить свои дни в родной Дании. Знавшие ее удивлялись мужеству, с которым смогла перенести все беды эта хрупкая женщина. 

 

Кисть автора в портрете столь хороша, а влияние Крамского столь явно, что возникло сомнение, в том, что это самостоятельная работа Худоярова и долгое время произведение считалось копией с картины И.Н. Крамского. Несмотря на определенные переклички с портретами Крамского, здесь иное композиционное и колористическое решение, иное понимание образа – Худояров создает сугубо репрезентативный портрет, несмотря на определенную живость образа.

 

Портрет поступил в музей из Нижнетагильского краеведческого музея, куда в свою очередь был передан из школы 2-й ступени. 

 

детали

Точной даты создания произведения неизвестно. Датировать по возрасту портрет не представляется возможным, так как выглядела ослепительно она и в зрелые годы, например, на портрете В.Е. Маковского трудно поверить, что ей пятьдесят пять лет. Скорее всего, В.П. Худояров писал портрет Марии Федоровны в 1880-е годы. В 1892 году художника уже не стало, а ранее 1878 года портрет не мог быть создан, так как Мария Федоровна изображена со знаком отличия Красного Креста первой степени, которым ее наградил 24 апреля 1878 года император Александра II за попечение о раненых и больных воинах в период русско-турецкой войны. Этой наградой Мария Федоровна дорожила. Много сделав для эффективной работы Общества Красного Креста в России и в Дании, в 1900 году ей была удостоена диплома Международной выставки Красного Креста в Париже. Особенно много она работала в годы Русско-японской и Первой мировой войн, создавая лазареты, санитарные поезда, склады медикаментов и приюты для увечных воинов.

На портрете Мария Фёдоровна изображена с главным орденом страны –  синяя лента и бриллиантовая звезда ордена Святого Андрея Первозванного, что свидетельствует уже о ее статусе императрицы, как и бриллиантовые украшения. В этом парюре (наборе) императрица изображена почти на всех живописных портретах. Созданная в начале 1880-х годов парюра, возможно фирмой Cartier, включала в себя браслет, две броши и диадему, которая легко превращалась в ожерелье, состоявшее из 500 алмазов в стилизованной интерпретации «Русская волна», увенчанных 18-ю вертикальными каплями жемчуга. Мария Федоровна была человеком со вкусом и предпочитала заказывать платья в Европе, прежде всего у первого всемирно известного дизайнера моды французского модельера Чарльза Фредерика Ворта. Но, поскольку портрет парадный, императрица изображена в предписанном правилами наряде исключительно в национальном «русском стиле», введенном в российском императорском дворе в 1834 году в качестве обязательной парадной униформы. Платья эти назывались «сарафанами», но при этом были со шлейфами, что, по воспоминанию современников, напоминало «офранцуженный сарафан». На голове императрицы изящная диадема бордового бархата в тон платью, расшитая жемчугом, что сочетается с крупными жемчужными бусами, обвивающими шею. - Несомненно, что в портретном творчестве Худоярова заметно влияние И.Н. Крамского, что проявилось и «в приверженности к тональной живописи, понимаемой как гармония соседствующих цветов», и в использовании глухого черного фона, позволяющего звучать мягким цветовым переходам, аккордам света, выявлять игру теплых оттенков и рефлексов на коже, белом кружеве, мягко спускающейся вуали. Внимание привлекают взгляд смотрящих вперед глубоких темно карих глаз портретируемой и живое лицо, говорящее натуру глубоко чувствующую. Большего в парадном портрете художник допустить не мог.

 Елена Ильина, искусствовед

 

в других музеях