Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Туржанский

Леонард
Викторович

1875-1945


Вечер

1910-е


масло, картон, 30.6x79 см
Поступление:

1959, из Нижнетагильского краеведческого музея

Местобытование. Рогожско-Симоновский пролетарский музей, Государственный музейный фонд, Нижнетагильский краеведческий музей.

художник

О художнике Леонарде Туржанском заговорили в 1913 году, когда его пейзаж «Осень-солнце» был приобретён с Xвыставки Союза русских художников Русским музеем императора Александра III. Правды еще ранее, во время учебы в Московском училище живописи, зодчества и ваяния, он, показав на выставке передвижников цикл работ, созданный во время поездки по Русскому Северу, также получил признание. Лучшие из этих пейзажей поступили в коллекцию Третьяковской галереи. Туржанский любил путешествовать, но все же его, родившегося на Урале, всегда тянуло в родные места, где художник получал истинное вдохновение и восторг от общения с природой. В 1912 году он едет в Екатеринбург и покупает в селе Малый Исток дом, который украшает фронтоном в неорусском стиле, а для работы пристраивает просторную мастерскую, которая всегда была увешена картинами. Во все времена дом Туржанского в Малом Истоке никогда не пустовал. В это дачное место любили наезжать художники, интеллигенция, и конечно те, кто желал получить уроки живописного мастерства. Говорили о разном, но более о великих русских художниках – Левитане, Серове, Сурикове; а потом смотрели работы Туржанского, которые тут же просили подарить или продать. И художник отдавал их не жалея, ведь этюды он создавал сотнями, правда прощался только с мелкими, большого размера приберегал для выставок. Не обходилось и без курьёзных случаев. Палитра у Туржанского была особенная. Краски он натирал себе сам мастихином. Горы их громоздились на палитре, они постоянно росли, перемешивались между собой, так как палитра никогда не чистилась. И было удивительно, как среди этого хаоса художник находил нужный тон. Однажды Туржанский поутру нашел палитру чистой: это один из гостей, желая услужить хозяину, вычистил ее. Так Туржанский кричал виновнику: «Мою скрипку расстроил… Чтоб больше не показывался!» Но умел быстро отходить, не помня обиды, вновь принимал гостя. А как человек Леонард Викторович не любил праздности, никогда резко никого не критиковал, оставался верен своим принципам: «С меня все требуют картины. Но я не картинщик, я – этюдист. Могу за один сеанс «сорвать» какой-то мотив… А выписывать что-то…» В советское время он очень тяготился социальными заказами… Его страстью навсегда остались пейзажи, демонстрирующие и сегодня творческое кредо мастера: «Схватить мотив, передать состояние – вот главное». 

произведение

Туржанский ежегодно приезжал в свой «Барбизон», оставаясь там с весны до первого снега, и писал исключительно только пейзажи. Художник любил из окна высматривать свои сюжеты. Читает ли, обедает, он непременно выглянет в окно, и, увидев что-то новое, бросает все и берется за кисть. А для этого у него под рукой всегда был заготовлен планшет с картоном. И даже тогда когда не происходила «смена декораций», в одном и том же мотиве, но в разное время суток, он умел почувствовать разный образ. Природа в Малом Истоке была необыкновенно красива. Вокруг почти всегда тишина, которую иногда нарушали проезжавшие подводы. И тут же прямо на дороге лежала или разгуливала всякая живность: коровы, козы, лошади. «Вот тебе и живописный мотив», - говорил художник. Писал Туржанский увлеченно и очень быстро… Поэтому ему нередко требовалась помощь учеников, которые выдавливали ему на палитру краску, чтобы тот успел схватить мотив и перенести его на холст. Возможно, именно так в один из дней позднего лета был написан пейзаж «Вечер», окрашенный собственным авторским отношением

детали

Художник выстраивает пространство не столько тональными, сколько цветовыми сочетаниями. Живописные мазки мастера сочные, насыщенные цветом, широкие, живые. Здесь в красках солнечного дня, синего неба позднего лета приподнято звучит сияющая желтизна полей и лесов. Природа живая, она полна динамики и эмоциями жизни - зримо движутся по небу облака, ползет по полю тень, приглушая желтые краски, дрожит воздух. Пейзажная тема срастается у Туржанского с обыденной сельской жизнью – пасущимся на приволье стадом коров, составляющим единое целое с природой. Все случайно и непредвзято. По особому покойно и вольно… Это красота натуры – и в ней нет ничего рафинированного, которая всегда была близка и дорога художнику. И тут нельзя не вспомнить слова К.Коровина о своем любимом ученике: «Туржанский. Я завидую ему, — Какое у него чувство поэзии в живописи, какой интересный колорит! Приглядывайтесь к Туржанскому, учитесь у него». 

Лариса Смирных, искусствовед

в других музеях