Истории Музейной Коллекции
обратно
Сколько легкости!..

Неизвестный художник


Портрет царя Ивана (Иоанна) IV Васильевича Грозного

Не ранее первой четверти ХVllI века


холст, масло, 68x53 см
Поступление:

1946, из Государственного Русского музея

художник

Первые парсуны на Руси появились к концу XVI века, они еще сохраняют некий схематизм, плоскостность и узорочье, как на иконе, и допускают конкретность лишь в деталях.  Главное в парсуне - положение портретируемого, его место на  социальной лестнице. В большинстве парсун авторство установить невозможно, они писались безымянным художниками: в XVII-XVIII веках, в период зарождения первых портретов, художники в основном были выходцами из иконописных мастерских, где имя значения не имело. Не имеет автора и парсуна, находящаяся в музее. Художник, несомненно, был русским, скорее всего из московской иконописной мастерской. Во второй четверти XVII века в русской культуре возник интерес к московской старине и к личности  Ивана Грозного, сложился иконографический тип изображения царя. Тогда, видимо, и была создана неизвестным художником парсуна Ивана Грозного.  Автор не был близок к царскому дому, но, вероятно, видел царские одеяния, так как  в написании  не совершилошибок. Вероятнее всего, появление портрета - это  выражение симпатии  художника  к Ивану Грозному. 

произведение

В коллекцию музея портрет поступил как изображение  царя  Алексея Михайловича, отца Петра l, вошедшего в историю как Тишайший. Известно, что 17 июня 1914 года портрет был переведен в Художественный отдел Русского музея из так называемого «Памятного отдела Александра lll», где и хранился как портрет Алексея Михайловича. Однако черты лица резко не соответствуют принятому изображению царя Тишайшего, которые дошли до нас словесному описанию: «кроткие черты лица, волосы светловатые, красивая борода, крепкое телосложение, полная фигура», что и доносят все известные портреты  царя. Но кто же тогда изображен на картине?  Ответ на это вопрос дает исследование уральского искусствоведа Г.Б. Зайцева. Анализируя,  кто из 19 русских царей мог стать моделью портрета, он сравнил описания внешности царя каждого словесного и живописного портрета, и, в том числе, с  реконструкцией лица Ивана Грозного, созданной в 1964 году академиком-антропологом  И.М. Герасимовым. Искусствовед  приходит к выводу, что на портрете мог быть изображен только царь Иван Васильевич IV Грозный. Вот дошедшее до нас описание внешности царя: «Лицо спокойное и вместе с тем жесткое и брезгливое. Выступающая вперед губа, тяжелый ассиметричный подбородок, ассиметричный нос. Глаза неравной величины: правый глаз меньше левого. Сильно развитые надбровья. Шея очень сильная, плечи могучие, грудь широкая». Можно усмотреть близость данного описания с описаниями облика царя и изображением из коллекции музея. 

Близкий по типу и стилистике портрет хранится в коллекции Угличского государственного музея, в Егорьевском историко-художественном музее - более поздний извод, чем нижнетагильский портрет. 

детали

Парсуна является, возможно, повтором с неизвестного образца, возможно с портрета Ивана Грозного из Углича. Автор стремится максимально точно следовать этому образу властителя, облаченного в царские одежды: аскетичное лицо самодержца Всея Руси, внимательный, пронзительный  взгляд,  шапку Мономаха  и  бармы, так называемое «оплечье», являются  свидетельством о том, что изображен царь. Иконописное начало парсуны несомненно: краски – охра, киноварь, белила и зелень, удлиненность лика, плоскостность оплечья и фона. Но, то, что портрет написан  не на доске темперой, как икона, а на холсте маслом, то, что лицо «вылеплено» светом и тенью, указывает на влияние достижений западноевропейской живописи. Отметим, что овал, в который  заключен образ, появился в русской живописи  в начале  XVIII века,  можно  предположить, что картина  выполнена  именно в это время. Шапка Мономаха, венчающая голову царя, известна с  XIV века, была даром византийского императора Константина IX Мономаха своему внуку Владимиру Мономаху. Служа коронационным венцом русских царей вплоть до 1724 года, она была символом преемственности власти русских правителей от византийских императоров.  Не менее важным атрибутом власти были и царские бармы – шитое драгоценными каменьями и с вышивками золотыми нитями широкое оплечье (воротник), надеваемое в торжественных случаях.

Алла Детина, филолог

Елена Ильина, искусствовед

в других музеях