Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Неврев

Николай
Васильевич

1830-1904


Бытовая сцена XVII века

начало 1890-х


холст, масло, 107x89.6 см
Поступление:

1944, из Управления по делам искусств при Совете народных комиссаров РСФСР  

художник

Николай Васильевич Неврев – художник с непростой судьбой. В его творческой биографии были и стремительные взлеты, и сокрушительные падения, он знал успех и почти полное забвение.

Родился Неврев в Москве в семье купца. Семья, очевидно, была из видных и богатых. Но ранняя смерть отца резко подкосила материальное положение будущего художника и его матери. Неврев уже в юности вынужден заниматься нелюбимой канцелярской работой, но совсем к другому лежала его душа. Еще в мещанском училище мальчик любил рисовать, а особенно – раскрашивать картинки. Когда мать, не зная к какому делу пристроить своего озорника-сына, в отчаянии спрашивала его: «Куда же мне тебя определить?» - он прямо и решительно отвечал: «Отдай к живописцу учиться живописи». Первым учителем Неврева стал иконописец и портретист Степанов. Позднее он женился на матери будущего живописца и окончательно разорил семью своим пьянством. Но этот период жизни – хорошая школа для Неврева: он заканчивал работы, которые забрасывал отчим, а вскоре сам стал писать портреты на заказ.

В 1851-1855-х годах одновременно с Василием Григорьевичем Перовым и Василием Васильевичем Пукиревым  учился в московском Училище живописи, ваяния и зодчества, но курса не завершил. Всю жизнь Николай Неврев искал свой путь в изобразительном искусстве, брался то за одну тему, то за другую. Одни его работы вызывали положительные и восторженные отзывы критики, а другие негативные и разгромные. Неврев старался меняться, но он никогда не изменял одному – своему творчеству. Даже преподавательская работа его тяготила: слишком сильно она отвлекала художника от собственных творений.

Прославился Неврев портретами, но в середине 1860-х годов обратился к бытовому жанру. Изображая, а точнее – обличая, жизнь купечества, духовенства, мелкого дворянства, он проявил себя как тонкий психолог, мастер детали и непреклонный борец за человеческие права. Вскоре критики начали упрекать живописца за бесконечные повторения, и на несколько лет он практически исчез из художественного мира Москвы. Спасла Неврева тема отечественной истории. Обратился он к ней в 1870-х годах и не оставлял уже никогда, параллельно создавая портреты купцов и известных меценатов.

Окончилась жизнь Николая Васильевича Неврева трагически. Еще в зрелые годы о нем отзывались, как о человеке обидчивом и мнительном. Он постоянно сомневался в своих силах, им овладевала апатия и депрессия. Последний период жизни Неврева был омрачен нищетой, забвением и болезнью сердца. Вот как описывал художника в это время В.С. Мамонтов: «Высокий, худой стройный старик, всегда очень аккуратно и чисто одетый, неизменно мрачно-серьезный…». На семьдесят четвертом году жизни, от отчаяния, Николай Васильевич Неврев застрелился в своём имении Лысковщина в Могилёвской губернии.

 

 

 

 

 

 

произведение

«Бытовая сцена XVII века» Николая Васильевича Неврева – особенная картина для музея: это первое произведение, поступившее в коллекцию музея в 1944 году – год открытия. Только вот о судьбе полотна, истории его создания почти ничего не известно. Тема отечественной истории, прошлого России стала своеобразным «спасательным кругом» для Неврева, постоянным источником вдохновения. К ней он обратился в 1876 году, когда археолог А.С. Уваров решил привлечь художника к конкурсу на картину из русской истории в преддверии открытия Исторического музея в Москве. Правда критика не всегда была благосклонна к подобным работам художника. «К несчастию, Неврев не уразумел того, что великого и чудного создал его талант, и пошел рисовать казенные “исторические картины”, без чувства, без выражения, без правды», - писал Владимир Стасов.

 

«Исторические картины» живописца упрекали в некоторой театральности, но в то же время ценили точность в изображении одежды, предметов быта, интерьера. К примеру, Неврев обладал большой коллекцией старинных костюмов, которые со временем истрепались и пришли в негодность. Известно, что за недостающими для работы предметами одежды и обуви он часто обращался к своему другу – живописцу Виктору Васнецову.   В одном из писем Неврева к Васнецову встречаем просьбу: «…Пришло в голову еще написать благоглупость ни для кого ненужную, и не доискался принадлежностей… Пришли мне сапоги сафьяновые и кафтан». Детально изучая картины Неврева, многое можно узнать о социальном статусе героевукладе их жизни. Более того, его полотна обладают большой образовательной ценностью.

 

Но мастера интересовала не только внешняя сторона жизни людей прошлого. Николай Неврев стремился погрузиться во внутренний мир своих персонажей, понять их психологию, мотивы поступков. Интересно, что моделями героев картины стали друзья художника. Возможно, поэтому с такой необыкновенной выразительностью он смог создать убедительно точные образы людей ушедшей эпохи, сделать их понятными и близкими современным зрителям.

 

Важна для Неврева и социальная составляющая картин на историческую тему. Он погружает нас в атмосферу домашних забот людей купеческого сословия, знакомит с их нравами и вкусами. Незаметно рассказывает об отношениях одного сословия с другим. Отрез чудесной парчи на сарафан примеряет к себе молодая незамужняя девушка – скорее всего дочь его, девушка на выданье.   Заинтересованное, чистое, почти детское лицо. Головной убор - повойник, скрывающий волосы, дорогая ткань наряда – говорят о семейном положении и состоятельности. Вероятнее всего, рядом с ней мать, и сестра, волосы которой украшены голубовато-золотой лентой – следующая на выдание.

Интересно, что тема трагической судьбы женщины, ее бесправного положения была одной из основных в исторических полотнах Неврева. Безусловно, в «Бытовой сцене XVII века» она, если и раскрыта, то только пунктирно, вскользь. Намного больше зрителя привлекает поэзия взглядов, поз и мимики, красочность и разнообразие предметов и, конечно же, возможность погрузиться в прошлое, стать частью давно ушедшего мгновенья истории. Огромное трудолюбие и бесконечное стремление к самообразованию позволили Николаю Васильевичу Невреву создать картины, которые хочется рассматривать снова и снова, узнавать историю изображенных предметов, додумывать сюжет и характер героев.

 

детали

Все в полотне – от предметов интерьера до одежд героев – выписано с предельной достоверностью, искренним интересом и любовным отношением автора. Купеческая лавка, которая обычно была частью дома, притягивает взгляд своей яркостью - ковер, скатерть, накидки с разнообразным цветным орнаментом - обилие красивой ткани рождает ощущение достатка, купеческого уюта, праздничности. Это восприятие усиливают детали костюма героя – кольцо, серьга, красный пояс.  Художник предельно достоверно передает фактурность предметов, делает их почти осязаемыми. Добротная деревянная дверь, занавеску из синей и белой ткани. И, безусловно, задаемся вопросами, почему дверь приоткрыта словно приглашая в мир, который там, далеко… Деловитый отец (или купец в лавке?) устремил оценивающий взор на свою юную девушку, она же кротко вопросительно смотрит на него. Мать (или мамка?) устало и немного отстраненно присела на сундук, а вот сестра (или сенная девка?), напротив, явно заинтересована покупкой.

Ксения Баданина, филолог

в других музеях