Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Нестеров

Михаил
Васильевич


Портрет А.М. Щепкиной

1925


холст, масло, 74.4x76.6 см
Поступление:

1946, от Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР

художник

Имя выдающегося живописца Михаила Васильевича Нестерова по праву принадлежит к «золотому» фонду русского искусства. Творческий путь художника сложен и неоднозначен. Приехав с уральской земли - из Уфы в Москву, Нестеров поступает  в  Московское Училище живописи, ваяния и зодчества,  затем решает учиться в Петербургской Академии Художеств, но царящие там рутина и консервативность преподавания вновь возвращают  Нестерова  в Московское училище. Это был период творческих исканий в жизни молодого художника - он изучает и древнерусское искусство, и наследие русской и западной живописи, пишет много сюжетных картин. Именно в это время, живя в Петербурге, Нестеров знакомится с блестящим портретистом-передвижником И.Н. Крамским и очарованный им сам обращается к портретной живописи

произведение

В 1925 году в письме к своему другу А.А. Турыгину Михаил Нестеров пишет: «…Сейчас пишу женский портрет в расплату за Железноводск.  Модель – очень приятная. Пишу с большим  удовольствием, хотя и со страхом». Незадолго до этого художник ездил на отдых на воды в известное еще с лермонтовских времен курорт. Уже несколько лет  не писавший портреты, он решается написать портрет давней знакомой – Алевтины Щепкиной – до революции дворянки, дочери фабриканта,  жены юриста и товарища министра внутренних дел Временного правительства. Женщине на портрет уже 43 года, но выглядит она гораздо моложе, несмотря на невзгоды, обрушившиеся на семью после революции: потеря имения, многочисленные аресты мужа и обвинения в контрреволюционной деятельности, вынужденная работа вязальщицей. Она еще не знает своего будущего – и улыбается, а впереди – в 1937 году арест вместе с мужем как «участницу контрреволюционной фашисткой монархической организации». Она – пойдет в лагеря на восемь лет, муж – будет расстрелян.

В портретах М.Нестеров  всегда стремился не столько к передаче внешнего облика человека, сколько к постижению характера, психологических особенностей. Живописец писал: «Исконный образ должен сложиться в душе, в воображении художника, и приступить к исканию образа с карандашом и тем паче с кистью в руке – тревожное и тщетное дело… На бумаге и холсте образ лишь зачатое внутри художника». И портрет А.М.Щепкиной – яркое тому подтверждение. Алевтину Щепкину Нестеров писал дважды.  Мастер считал, что «модель должна быть по душе».  Чем-то «зацепила» художника ее интеллигентность и легкий характер, и второй раз три года спустя, в 1928 года, Нестеров вновь использует ее облик как модель к будущей картине, написав в плате старообрядки. Сегодня это портрет храниться в частой коллекции.

 



ЩЕПКИНА Алевтина Мефодьевна.

Родилась в 1882 в деревне Яковлевское Нерехтского уезда Костромской губ. (отец, дворянин и фабрикант). Окончила гимназию. Вышла замуж за Щепкина Дмитрия Митрофановича, товарища министра внутренних дел Временного правительства. После революции проживала в Москве, работала вязальщицей в промкооперации. В 1933 — арестована за хранение валюты, вскоре освобождена. 2 ноября 1937 — арестована с мужем как «участница контрреволюционной фашистской монархической организации». 29 ноября 1937 — приговорена к 8 годам ИТЛ. Отправлена в Карлаг.

ЩЕПКИН Дмитрий Митрофанович.

Родился в 1879 в Москве (дед, Щепкин Павел Степанович, професср университета; отец Щепкин Митрофан Павлович, писатель). Окончил юридический факультет Московского университета. Земский деятель. Писатель и публицист, автор многих работ по истории Московского университета. С 1914 — кандидат Коломенского предводителя дворянства, позднее — член Московского губернского земского собрания, с февраля 1917 — товарищ министра внутренних дел Временного правительства, после 1918 — служил в Московском областном союзе кооперативов. В ночь с 31 января на 1 февраля 1920 — арестован «как участник нелегальной контрреволюционной монархической организации "Тактический Центр"». 20 августа 1920 — приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет концлагеря. 24 августа направлен в БТ. 10 ноября по амнистии срок приговора снижен до 5 лет. Переведен в Таганскую тюрьму, назначен старшим воспитателем малолетних преступников. 1 июня 1921 — по распоряжению ВЦИКа откомандирован на работу в Главное управление по сельскохозяйственному машиностроению при условии возвращения в тюрьму на ночь.29 июня освобожден от отбытия наказания. 31 мая 1922 — вновь арестован в связи с начавшимся процессом над партией эсеров, 3 августа освобожден под подписку о невыезде. 31 января 1923 — подписка аннулирована, дело прекращено. Работал старшим экономистом "Союзсельмаша". Занимался также литературной работой. 22 июня 1930 — вновь арестован по обвинению в том, что, «начиная с 1925 года, устраивал у себя на квартире так называемые "Вечера белых настроений"». 16 августа приговорен к 3 годам ссылки в Сибирь. В 1933 — освобожден из ссылки, вернулся в Москву, занимался литературной деятельностью. 23 октября 1937 — арестован как «участник контрреволюционной фашистской монархической организации». 29 ноября приговорен к ВМН и 10 декабря расстрелян на Бутовском полигоне.

 

 

 

детали

Молодая смеющаяся женщина сидит в кресле красного дерева возле стола с книгами в свободной позе, закинув нога за ногу, и вся подавшись к зрителю. Её одухотворенное лицо, блестящие черные глаза и улыбка создают образ светлый, но и мыслящего, думающего человека. Женщина одета по моде тех лет – темно-синее струящейся ткани платье, богатое в переливах, белый воротник «апаш» и крупная брошь-камея в оправе. Большую роль в создании характера  в портрете играют руки с длинными пальцами, помогающие понять внутренний облик модели - известно, что живописец не любил «безруких портретов» и  говорил: «К рукам отношусь как к лицу, люблю руки». Стол за спиной женщины крыт тяжелой темной скатертью с длинными запутанными кистями. Винного цвета портьера, чтобы не мешал свет из окна, задернута. В моделировании формы живописец использует разные формы мазка - узкие и длинные строят форму белого воротничка, оттеняющего смуглую кожу модели;  в  «лепке» лица  художник использует мазки то мелкие, то крупные; первый план прописан корпусно, крупно, зато второй - очень легко, тонкими слоями.  

Лидия Хайдукова, искусстввоед

в других музеях