Истории Музейной Коллекции
обратно
Сколько легкости!..

Модоров

Федор
Александрович


Портрет комиссара группы гомельских партизан А.А. Куцака

1942


холст, масло, 88.4x70 см
Поступление:

1945, из Комитета по делам искусств при Совете Народных Комиссаров СССР 

художник

Когда по всей стране полыхали пожары Великой Отечественной, каждый служил родине всеми своими талантами, умениями, мастерством. Художник Федор Александрович Модоров ездил в прифронтовые места, делал зарисовки бойцов, командиров, был  в Белоруссии, бывал у белорусских партизан. За это время художником создано 56 портретов партизан Белоруссии, Украины, Брянских и Орловских лесов. В серии военных портретов запечатлены образы советских патриотов, раскрыты их мужественные, стойкие характеры. 

произведение

В один из осенних дней сорок второго года Федор Модоров получает приказ лететь на меленьком самолётике в Белоруссию на Гомельщину – в тыл врага, в стан партизан. Там, в Чечерских лесах  выполняли боевое задание несколько партизанских отрядов, одним из которых командовал комиссар Андрей Аверьянович Куцак. Задание дано было Модоровым Союзом советских художников ясное и простое – запечатлеть для истории лучших его людей, тех, кто делал победу, кто охранял свой народ. Любой из них после встречи с художником мог погибнуть. И это почти лихорадочное желание художника запечатлеть как можно больше лиц, образов шло от очень ясного понимания того, что каждый человек со своими историями, судьбами, радостями и печалями, единственен. И каждый – герой… Дело даже не в задании… А в том, что во время войны обострилось понимание того, что история - это, прежде всего, конкретные люди

Полетев впервые за линию фронта, Модоров размышлял - как изобразить доблестных партизан, командиров  в суровые военные годы? При полном параде в медалях и орденах, или, быть может, во время выполнения задания? Или взять пример с русского классика? Быть может, написать портрет А.А.Куцака, как сделал бы это Л.Н.Толстой, рассказавший в своем романе «Война и мир» о партизанах 1812 года и той незримой силе, которая ведет за собой простых крестьян и военных на протяжении уже многих веков существования партизанского движения в нашей стране? Но, увидев Куцака и других партизан в обстановке обыденной фронтовой жизни партизанского отряда, художник решает передать именно эту незамысловатость, суровость их жизни, скрытый от глаз подвиг. Он решает  рассказать о  партизанах не как историк, а как участник событий - изнутри. Скромный быт и столь же сдержанный колорит избирает автор, лишь поза каждого – всегда героическая, наполненная смыслом. Модоров пишет Куцака в момент глубокого раздумий и воспоминаний… Что вспоминает, о чем думает комиссар?

Может быть, он вспоминает 1941 год, когда по партийному поручению под  его руководством началось формирование отрядов самообороны, истребительных батальонов и подразделений народного ополчения в Гомеле. Организованная борьба партизан и подпольщиков тогда охватила все оккупированные районы и приняла массовый характер. В ней участвовали все слои населения, люди разных национальностей, возрастов и профессий.  Или партизан вспоминает свою мать, которая не выдержала немецких допросов и погибла на Украине…  А, может быть, вспоминает  родителей и сестер его жены, которые были зверски замучены фашистами при попытке узнать от них местонахождение Куцака и партизанского отряда? Все переплелось в горький узел, в котором еще и память  о тех ребятах, которых он отправил на ответственное задание в самый центр вражеского лагеря. Некоторые не вернулись до сих пор…  Мысль о том, скольким еще грозит эта участь не дает покоя комиссару, он несет ответственность за них и перед страной, и перед их родителями и, что самое главное, перед своей совестью…  Много мыслей у этого молчаливого героя, много печали и мудрости в его глазах.

Мы можем только догадываться, задуматься и вступить в незримый диалог.

детали

Воля, тихое, негромкое мужество, стойкость... На какие еще черты характера мог обратить внимание художник? Они – главные в огне войны. Невидное лицо, но твердый взгляд, отведенный в сторону… Раздумья… Свет активный, яркий буквально «вырывает» «говорящие» детали – лицо, руки, сцепленные в замок,  прописаны с особой тщательностью. Сосредоточенность, замкнутость – не до разговоров лишних в партизанском отряде…   На груди, пришпиленный к овчинному полушубку орден Ленина - высшая награда СССР. Сдержанный, почти суровый колорит… За всем этим – потери, боль, когда-то и страх, и вера – победу надо добыть любой ценой

 

Екатерина Шефер, филолог

Елена Ильина, искусствовед

в других музеях