Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Коровин

Константин
Алексеевич

1861-1939


Гурзуф

1916


холст, масло, 67x88 см
Поступление:

1951, из Нижнетагильского краеведческого музея

художник

Константин Алексеевич Коровин родился в 1861 году в Москве в семье зажиточного купца-старообрядца. Оба родителя - Алексей Михайлович – из крестьян и Аполлинария Ивановна – из дворян   хорошо рисовали. Этим занятием  с ранних лет  увлеклись и их сыновья - Константин и Сергей, ставшие профессиональными художниками. Большое влияние на становление Коровиных как  художников, оказал родственник матери – Илларион Михайлович Прянишников. В 14 лет Константин вслед за старшим братом поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества  на архитектурный факультет. После двух годов обучения он перевелся на факультет живописи в класс знаменитого  пейзажиста А.К. Саврасова.   Закончив училище в 1886 году,  Коровин не был удостоен звания «классного» художника, но  в 1901 году был вместе с  В. Серовым приглашен преподавать.  Константин Коровин и В. Серов не просто подружились, но и много лет делили одну на двоих мастерскую. В 1887, 1892 и 1893 годах Коровин ездил в Париж, где познакомился с импрессионизмом  и увлекся им, став одним из первых русских импрессионистов. Коровин преклонялся перед художниками этого направления и говорил своим ученикам, что «выше импрессионистов художников не было и нет»1. К.Коровин известен и как блестящий театральный художник, оформлявший спектакли в 1900-1910-х годах в Большом и Мариинском театрах, в театре Ла Скала. После революции занимался сохранением памятников искусства. Но в 1922 году по совету А.В. Луначарского покинул Россию и он выехал во Францию, где много творчески работал, скончавшись в 1939 году.

произведение

Трудно поверить, что такой полный силы и энергии холст написан в один из самых тяжелых периодов жизни художника. В 1914 году после несчастного случая с сыном, Константин Коровин тяжело заболел и вместе с семьей уехал на лечение в Крым. Его любимое место на южном побережье  Крыма – Гурзуф, где он провел 1915 и 1916 годы, часто выезжая по делам в Москву. Из воспоминаний Ирины Шаляпиной, дочери великого русского певца, известно что у К.Коровина в Гурзуфе «…была прелестная дача на берегу Черного моря, недалеко от пристани…»2, состоящая из 14 комнат, которую он сам спроектировал и обустраивал. На террасе этой дачи написан не один натюрморт с розами, «…то влажными от утренней росы, то пламенеющие на солнце…» 3. Писал Коровин очень быстро, в два – три сеанса. По воспоминаниям его модели и жены Надежды Комаровской, это происходило так: «Пристально вглядываясь в натуру, он накладывал на палитру нужные ему краски, набрасывал углем еле заметный рисунок и начинал писать.  Создавалось впечатление, что на палитре он видит целиком всю будущую картину…»4

детали

Пышный букет свежих распустившихся роз, пылающих яркими красками юга, уже начинает увядать под палящими лучами солнца, издавая тягучий и сладкий аромат. На белую скатерть от букета и старой корзины с яблоками падают глубокие синие тени. Другой синий, почти бирюзовый, служит фоном: это море - бесконечное и прекрасное. Натюрморт, созданный в едином порыве, на одном дыхании, «поет» о радости жизни, хочется дышать и захлебываться чистым и влажным воздухом, наполненным дыханием моря. Картина написана густым пастозным мазком уверенной рукой мастера. Накладывая краски в разных направлениях, используя цвет и фактуру мазка, живописец лепит объемы предметов, создает световоздушное пространство пейзажа. Принципы русского импрессионизма здесь выражены в полной мере – в отличие от французского импрессионизма передача впечатления окрашена личным настроением автора. Общим стала сама манера быстрого, живого, «дышащего» письма, фрагментарность композиции и передача мгновенности состояния. 

Марина Агеева, искусствовед

в других музеях