Истории Музейной Коллекции
обратно
О, пряные ароматы Востока...

Котел

Нина
Давидовна


Орехи

1988


бумага, пастель восковая, 49x62.9 см
Поступление:

2001, от Министерства культуры РФ

Лист из серии

художник

Нина Котел – известный живописец и график, автор видео-инсталляций и перформансов. И еще - жена не менее известного московского художника Владимира Сальникова[i], с которым они были вместе всегда и везде - этому союзу двух таких разных индивидуальностей более тридцати лет. Нина - востребованный художник, количество выставок, в которые были включены работы автора, трудно перечислить - от экспозиций в небольших галереях до крупных музеев ГТГ, ГРМ, ГЦСИ, ММСИ  и пр., до  Арт-Манежа, Арт-Москвы, Международных ярмарок. Только персональных - более сорока[ii].

Нина Котел родилась в Киеве. О себе она пишет: «Я была счастливым ребенком. Прекрасное советское детство. Училась в элитарной художественной школе в Киеве. Республиканской… Пятнадцать человек в классе, по сравнению с тремя десятками в обычной. Раннее профессиональное самосознание: я - художник. Биографии великих - образцы для подражания для меня и моих одноклассников. Особенно, Ван Гог. Его «Письма». «Жажда жизни» Ирвина Стоуна. Главные регуляторы поведения - высокие идеалы. Поэтому, наверное, я - навсегда аскет: и по сей день вся моя жизнь - в них»[iii]. Высокая требовательность к себе – и, как итог в 2004 году профессиональная Премия «Мастер»-2003[iv].

 

 

 

 

  

  

 



[i] Найди на сайте работы Владимира Сальникова

[ii] Произведения Нины Котел находятся в коллекциях российских музеев, Государственного центра современного искусства, в российских и зарубежных частных собраниях, в том числе, в коллекции Великих Герцогов Люксембургских.

[iv] Негосударственная профессиональная Премия "Мастер", возникшая в 2003 году по инициативе кураторов галереи "Ковчег", ежегодно вручается за творческие достижения московских художников тем авторам, чье участие в выставочной жизни Москвы показалось экспертам наиболее значительным. 

[v] «…Свои произведения Нина упорно подписывает крупными литерами, похожими на образцы, что были в прописях, по которым в школе ее учили писать. Подпись всегда удостоверяет: товар принадлежит определенному мастеру, т. е., изначально мастерской, производству, фирме. И потому художник, желающий уклониться от чести прослыть обыкновенным ремесленником, избегает подписываться. Но сигнатура Нины Котел- не только метка производителя, кстати, графика ее решительно отличается от начертания ее " юридического" росчерка. Подпись художника Нины Котел, говорит зрителю совсем о другом.  Это нечто вроде справки, оставляемой сапером после проверки территории. Она говорит о том, что проэкзаменованный ею предмет теперь не опасен: мин нет! Одна из выставок художницы так и называлась: " Безопасность".  В действительности же, в глубине души она догадывается, что это не так, Что это иллюзия, самовнушение. И для того, чтобы жить дальше, она должна снова и снова писать свои картины, отгоняя от себя страхи как надоедливых насекомых…» Вл. Сальников, Москва, 1995

 

произведение

История этого «длинного» натюрморта на шести листах, прежде всего, в том, что это - серия, которая была приобретена Министерством культуры Российской Федерации и некоторое время там хранилась. Затем, волею владельцев, она была разделена на три части по два листа в каждой, которые поступили в разные музеи страны. А в результате была «разорвана» идея – идея движения, перемещения, внутренней тайной жизни предметов.

Владимир Сальников  писал о работах Нины: «Уже много лет Нина работает сериями. Всякий раз приступая к новому произведению, она какое-то время размышляет -- рисует, отрабатывая подход: способы расположения своих героев на холсте или в листе бумаги, приноравливает к ним инструменты. И только после того как ей становится совсем ясно, каким образом следует изображать ту или иную вещь, или набор предметов, и уже приготовлен образец, некое подобие инварианта, она с явственной легкостью пишет остальные картины».

Натюрморт с орехами в нескольких листах – это сцена, спектакль, где есть заставка и концовка, но пьесу должны проиграть внутри себя сам зритель – всю по сценарию. «… Нину Котел занимает вопрос: что такое вещь, как она появляется для нас. Комментируя свои работы она говорит, что вещи таинственны, что они не понятны ей. В ее картинах вещи видятся нам сосредоточенными и замкнутыми на себе самих, непроницаемыми, но сохраняющими для нашего разума иллюзию какой- то предсказуемости. А повторения, варианты внутри Нининых серий только множат, увеличивают, делают почти невыносимым это молчание, окружающих нас вещей. Любой натюрморт устанавливает дистанцию между наблюдателем и предметом, в картинах же Нины Котел это расстояние значительно сокращено: вещи почти касаются нашей кожи, во всяком случае они уже находятся в ареале интимности, в которую как в приграничные воды, мы не готовы допустить кого попало. Мы отражаемся в них. Приближаясь же и любопытствуя, мы поселяем, впечатываем в них свое изображение. Мы стараемся подмять их под себя. Но они не безобидны - и на коже остаются царапины и сам прах, первородная глина материи, вещество, первичная субстанция вещей.

Нина наблюдает за предметным миром – «Люблю изображать незнакомые или никем еще нерисованные, а значит, странные, вещи. Кажется, я боюсь их, рисуя же - приручаю. Мне нравится наблюдать, как удивляются мои зрители, когда я показываю им то, мимо чего они всегда проходят не замечая»[v].

Автор часто рисует просто обычные предметы, порой даже хлам, ошурки от овощей и фруктов. Но в них находит какую-то особую жизнь, трепетно пульсирующую, помнящую «былое величие». Ее натюрморты вообще и эти два листа «Орехи» – это тихий, часто грустный или драматичный рассказ, в котором много и драматизма, и остывающего тепла, и личностного отношения. Ведь все мы помним, как перебирали и кололи орехи, и какие воспоминания с этим связаны, кто был рядом, разговоры, события. Орехи в коробке – это молчаливый диалог прошлого лично с вами! И вся философия жизни оказывается вашим собственным  внутренним монологом, вашей памятью. 

  На странице Нины Котел этого сайта хочется собрать Срежессированную художником Постановку «Орехи», находящуюся в разных музеях страны.

детали

Простая белая картонная коробка на разбитой в крупную клетку – желтую и зеленую, поверхности стола лишь на дне заполнена орехами. Грецкими орехами. Они крупные – желтые, белые, фиолетовые, черные… Нет людей, нет и понимания того, что вообще происходит.  Зато коробка – деформированная и сломанная живет своей жизнью и поворачивается. Взгляд зрителя сфокусирован только на ней и на орехах, только на авторском рисунке. Впрочем, зачем лишнее?

Елена Ильина искусствовед

в других музеях